Содержание

Как снимать показания с многотарифных (многозонных) счетчиков

При учете потребленной электроэнергии в Украине  разрешено использовать однотарифные и многотарифные приборы учета.

Самый «продвинутый» вариант многозонных счетчиков – это трехтарифный (трехзонный) счетчик электроэнергии.

Читайте также: «Что такое многотарифный электросчетчик. Видео»

Трехтарифный счетчик – это реальная возможность экономить электроэнергию и оплачивать ее по разному тарифу. В них существует четкое разделение – три тарифа оплаты: часы пик,  часы «полу-пик» и наиболее дешевый, ночной, тариф.

Украинский он-лайн журнал о строительстве ProfiDom.com.ua в данном материале рассказывает о том, как правильно снимать показания с трехтарифного счетчика электроэнергии.  Что для этого нужно: квитанция, ручка, калькулятор.

Шаг 1. Если вы используете трехтарифный прибор учета, то должны снимать разницу показаний с трех тарифов, умножать каждое число на действующие тарифы в вашем регионе и все полученные результаты суммировать для оплаты за электроэнергию.

Шаг 2. Чтобы снять показания с трехтарифного счетчика, нажмите кнопку «Ввод». Вы попеременно получите показания тарифа Т1, Т2 и Т3. Кнопку можно нажать один раз, пока вы записываете показания одного тарифа, счетчик будет в автоматическом режиме выдавать попеременно все показатели с интервалом в 30 секунд.

Шаг 3. От предыдущих показаний дневного тарифа Т1 на день оплаты, отнимите текущее показание счетчика по тарифу Т1 и умножьте на действующий в вашем регионе тариф в часы пик. Часами пик во всех регионах считается местное время с 7 до 10 утра и с 17 до 21 часа.

Шаг 4. Показания Т2 – это ночные часы. Во всех регионах ночными считаются часы с 23 до 7 часов. Тариф может быть разным. Для подсчета отнимите от предыдущих показаний Т2 текущие показания и умножьте на действующий тариф.

Шаг 5. Показания Т3 – это часы полу-пик, которые учитываются в двойном временном промежутке с 10 утра до 17 часов и 21 до 23 часов. Отнимите от предыдущих показаний Т3 текущие, умножьте на действующий тариф в вашем регионе.

Шаг 6. Сложите все расчеты. Отнимите сумму льгот, если они у вас имеются. Оплатите квитанцию в ближайшей сберкассе или почтовом отделении.

Шаг 7. Местные органы власти сейчас имеют право установить другие временные промежутки по действующим тарифам, но все пользователи многотарифными приборами учета электроэнергии должны быть заранее предупреждены о смене временного диапазона.

Шаг 8. Если вы не можете найти предыдущую квитанцию, чтобы произвести расчет и посмотреть цифры в графе «Показания на день оплаты», то нажмите кнопку «Ввод» на приборе учета и удерживайте в течение 2 секунд. Вы попеременно получите все предыдущие показания прибора на день оплаты. Все многотарифные счетчики хранят информацию о показаниях в течение всего срока эксплуатации, поэтому проверяющим службам можно всегда без труда сверить все показания приборов с суммами фактической оплаты за потребленную электроэнергию.

САНТ.411152.035.01_РЭ_изм7.indd

%PDF-1.3 % 1 0 obj >]/Pages 3 0 R/Type/Catalog/ViewerPreferences>>> endobj 2 0 obj >stream 2017-03-02T11:58:25+03:002017-03-02T11:58:28+03:002017-03-02T11:58:28+03:00Adobe InDesign CS5 (7.0)

  • 1JPEG256256/9j/4AAQSkZJRgABAgEASABIAAD/7QAsUGhvdG9zaG9wIDMuMAA4QklNA+0AAAAAABAASAAAAAEA AQBIAAAAAQAB/+4AE0Fkb2JlAGSAAAAAAQUAAgAg/9sAhAAMCAgICAgMCAgMEAsLCxAUDg0NDhQY EhMTExIYFBIUFBQUEhQUGx4eHhsUJCcnJyckMjU1NTI7Ozs7Ozs7Ozs7AQ0LCxAOECIYGCIyKCEo MjsyMjIyOzs7Ozs7Ozs7Ozs7Ozs7OztAQEBAQDtAQEBAQEBAQEBAQEBAQEBAQEBAQED/wAARCAC1 AQADAREAAhEBAxEB/8QBQgAAAQUBAQEBAQEAAAAAAAAAAwABAgQFBgcICQoLAQABBQEBAQEBAQAA AAAAAAABAAIDBAUGBwgJCgsQAAEEAQMCBAIFBwYIBQMMMwEAAhEDBCESMQVBUWETInGBMgYUkaGx QiMkFVLBYjM0coLRQwclklPw4fFjczUWorKDJkSTVGRFwqN0NhfSVeJl8rOEw9N14/NGJ5SkhbSV xNTk9KW1xdXl9VZmdoaWprbG1ub2N0dXZ3eHl6e3x9fn9xEAAgIBAgQEAwQFBgcHBgI7AQACEQMh MRIEQVFhcSITBTKBkRShsUIjwVLR8DMkYuFygpJDUxVjczTxJQYWorKDByY1wtJEk1SjF2RFVTZ0 ZeLys4TD03Xj80aUpIW0lcTU5PSltcXV5fVWZnaGlqa2xtbm9ic3R1dnd4eXp7fh2+f3/9oADAMB AAIRAxEAPwD0nDw8Q4lBNFf82z8xv7o8klJvseJ/oK/8xv8AckpX2PE/0Ff+Y3+5JSvseJ/oK/8A Mb/ckpX2PE/0Ff8AmN/uSUr7Hif6Cv8AzG/3JKV9jxP9BX/mN/uSUr7Hif6Cv/Mb/ckpX2PE/wBB X/mN/uSUr7Hif6Cv/Mb/AHJKV9jxP9BX/mN/uSUr7Hif6Cv/ADG/3JKV9jxP9BX/AJjf7klK+x4n +gr/AMxv9ySlfY8T/QV/5jf7klK+x4n+gr/zG/3JKV9jxP8AQV/5jf7klK+x4n+gr/zG/wBySlfY 8T/QV/5jf7klK+x4n+gr/wAxv9ySlfY8T/QV/wCY3+5JSvseJ/oK/wDMb/ckpX2PE/0Ff+Y3+5JS vseJ/oK/8xv9ySlfY8T/AEFf+Y3+5JSvseJ/oK/8xv8AckpX2PE/0Ff+Y3+5JSvseJ/oK/8AMb/c kpX2PE/0Ff8AmN/uSUr7Hif6Cv8AzG/3JKV9jxP9BX/mN/uSUhzMPEGJeRRX/Nv/ADG/unySUmw/ 6JR/xbP+pCSkySlJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkp SSlJKUkpSSlJKUkpDmf0S/8A4t//AFJSUrD/AKJR/wAWz/qQkpMkpo9W6k7p1dDaahfk5lwx8apz vTa6wsfb737X7QG1uMwUlNT/AJ19IpqrGZdsyHi1rqKWXXn1MaxtGQyvZSHP2WOiduo90RKSmJ+u f1ca22x2U5rKHOre91F4ZuZU/JcGuNUO/RM3e2dI/eEpS3/Pb6rkM25zXGwVFrWssc4nIZZbS3a2 sne9tZhvPAiSJSknU/rd9XOjZgwOqZrcW9zWvDbGPDSHODB79m3k666DU6JKYu+uh2fryBjXZFlD yxts3Y99TA19b72l1llTWNllTzqfzT3BSUrH+uP1cyrG1UZe5z/R2TVa0O+0GgVbS6sA/wBJrn93 cN0JKYu+uX1fOO6+jIN/6Ou1lbGua5/rGptbWm0MbuJvrkEjbuBdAMpKdHpXVMPrOBV1LAf6lF27 a7zY51bx8nNIkaHtokptpKUkpSSlJKeW+sf+Mf6t/VrIdhZD7MnLZG+jGaHFk/vuc5rQfKZSU1fq 5/jR6N9Y+rUdGx8XKpvyd+x1gYWD02OtO4tsnhh7JKaX/j1/VX/uL1D/ALbp/wDehJTc6R/jX+rv Wup4/SsXHzWXZTxWx1jKgwE/vFt7j+CSntElOL9ZPrf0P6rUizqlx9R/83j1APuf8GyIHmSAkpD9 VPrr0r64fav2ZVkVfY/T9T7Q1jZ9Xft27LLP9GZSUj+sP+MD6tfVq52JnXutymiXY+O31HtkAgO1 a1pIPBKSlfV7/GD9WfrJc3Ewr3VZThLcfIb6b3aSQ3VzXERwCkpn9bPrt0r6njHHUa77X5W/0m0N adGbdxcXvZH0gkpyel/43fqn1G8Y95vwC4gNfksaKzPi6t74+cJKdb61/XbpX1QGIepVZFwzfU9L 7M1jo9L0927fZX/pBCSmh0H/ABo/V76w9Vp6RiU5dN+Ru9N17K2slrS+JZc88N8ElL9f/wAZ/wBX vq71W7pGZTl3X0BvqOoZW5gL2h5EvuYZhw7JKb/1U+uvSvrh9q/ZlWRV9j9P1PtDWNn1d+3bsss/ 0ZlJT0CSkOZ/RL/+Lf8A9SUlKw/6JR/xbP8AqQkpMkpz+tnpf2RrOrh5ofY0CxgtBrfqWvNtHuqi PpyAPFJTzGdj/wCLLquTZj5uO23IoP2e5/o5LbNHms2WXMa0vDXY5a60uIGoLtdUpLZn/wCLk9EN Lq/V6XnOLhtxsm2suox62ucxzanbDXRWNWxt2u7hySmLaf8AFvW3GxWsFJYW0UVxk1WMdW41MkHa 9r93UJDjr7g+dAQlJcyv/F917JqvzSMizJtosa17shtb7HVUOpssrlrNa8itu5w/Oaw66JKWfmf4 vjbjm4myylmNfj+qzKeXsx/tFeLa3e13qCbHtY7XcXN5JYkpqtxv8W9ebTQzE3nM+y4rjYbdocx/ o4tFtN1gfuL8Utc3YY2n1I7pTavxP8XuM3IwMqkVjHxz61NrckRRhHHLn7Xj3D9HX7h/OBo+kAkp 0Mf6xfVTpOJ6dFxoxxfaAPSvI32G3JssbNZPpmHu3j2QDBgJKS2/XP6t0NusvyzUygWue+ym5rSK LGUW+m51YD4seG+2deElNvpfX+kdadYzpeS3INVdN1ga1w2syGufVO5o1cG8cjukp0ElIcy19GHf fWNz6q3vaPEtaSAkp+evqdgUfWP64YeJ1Zxtry7bLLyTBsc1ll0E/wApzdUlPvOJ9W/q9gX15WD0 3Exr6Z9O2mljHjc0sPua0HUFJT86dEsyauqY9mHhM6lc1x2YdtRvZadp0dU3V3ikp9I+qmb9YL/r DhVZv1PwunUF535dfTLKh2Q1xDm2uMN1CSn1VJT459ev8X9vT6OtfWnLzHWg5DHYlclzi219bT6r nfuhxa0Dw+SSm1/iSe6qnr9jRuLG4zgPEgZRhJTzX+Lux/Uv8YODkZ5+0WX2ZFtjrADuf6Nz9x/t apKW/wAYTndK/wAYGfd079XfRZRdWawBteaabC4Dj6RlJT7Zm9O6L1KinO65iY1/o17g7KY17aw8 Av8A50EDhJT4n9asbpf1h+t/2H6k4rTW8Nq20NDKn2AnfYwN0DIjXQaSkp6H/HFjPwun/VrDsebX 49N9TrDy4sbiNLj8YSU89kM/5s9X+rXXqwa6rsXEyrHASCWfo7hHmxuvxSUk2/8AOPqX1r+sLw2y qii6ypx1g2WNrpj/AK2Ckp6b/EX/AN7f/oJ/7spKfVUlIcz+iX/8W/8A6kpKVh/0Sj/i2f8AUhJS ZJTk/WOj6v5WLVT9Yg12MLW2MY9zw11jJI3CsjcNeHaJKcHL6d/izzntsy66bXsIIc510yh3WmTu 13PtcXT9LvMBJTJ+L9QB0x/Ssa5uPSW2tr2OtPpOuofiPewP3CTW8z4nU66pKZso/wAXzRUXvba+ l29tttl77C/fTZue9zi5xnHZz2G36OiSlrMX/FvZfXkGvHa+nIGZX6Ysra24Ctu4MZtbr6TZbEE6 kSkpZ2J/i6e9r3ua51bBVW425E11sL3MZX7/AGNa58tDYAIBGrWwlJa2/wCL6q5uQ01esz04tc65 z5qu+1NJe4lxJt9zifpH6UpKQX9P/wAWeVfkZWVXRfdlmx11lpue4m3buILidv0fbtjb+bElJSH9 j/4tmOb9mczHrNxyL6qnWhtxNdtOx3cMi53tbA7RBISU3b2/4vsljWZHpWBjcljJNstGa42ZG08g vLjqNRMCAkp1fq7076u4eObfq7UyuksZjksLyCKTY9oO8nUG5xJ5M6pKddJSxAcCCJB0IKSnx36w /wCKz6w9K6qepfVP9PSLBbQ1lja76DJMe8tBDexBnySU731RP+NS3ruIfrIXjpdfqevvGO2f0bwz +aAefeWpKeN6b/i//wAY/SM2rqPT8D0cmgl1dnrYroJBb9F9rm8HwSU9Z0n/AMef9q4f7U/oP2ir 7X/Qf5ne31f5v3fRnjVJT6Wkp5z/ABgdJ6h2v6q5fTel1evk2uqLK9zWTssY93usc1vA8UlOF/io +q3Xfq1+1P23i/ZvtP2f0f0ldm70/X3/AM098RvHKSnN6n/i3690L6wt+sX1K9GwVvdbXi2kMLC4 EOrbu2tLCHED3BJS3Tf8W/X+u/WE/WL66Gmtr3tttxayHmwtAa2s7S5oaA0A6n+KSnT/AMaf1c+t h2hdg09CqffjMbZ9orFzKmF0sLC5lljA46FJTy/Rvq3/AI2vq9W6ro+HXih/03D7A57tSYdY8ueR rpJSU7v+MH6rfWz6y9K+r3o4v2nOxsd/7Q/SU17brGY27l7GmXMd9HRJSP61fUXrnU/qh9X8XDxP U6n02sU30+pW3axzBv8Ac54YYcwcHukpl9XvqN1zpv1E630/IxWt6p1I7a6RZWSWMDdgLw/ZyXfn JKbv+Kj6rdd+rX7U/beL9m+0/Z/R/SV2bvT9ff8AzT3xG8cpKfQElIcz+iX/APFv/wCpKSlYf9Eo /wCLZ/1ISUmSU0OrdGw+tVV05m/bW7c3YdupEeBSU5n/ADE6H/w3+eP/ACKSlf8AMTof/Df54/8A IpKV/wAxOh/8N/nj/wAikpX/ADE6H/w3+eP/ACKSlf8AMTof/Df54/8AIpKV/wAxOh/8N/nj/wAi kpX/ADE6H/w3+eP/ACKSlf8AMTof/Df54/8AIpKV/wAxOh/8N/nj/wAikp1ul9LxukY32TE3enuL /eZMmPIeCSm4kpYzB2iT2B0E/ikp46n6/wCSbjj5PS9tnqVNHo3utaGPzLemve9zserbtsq9rdS6 RxrCUmo+vNr/AKv5XXLunHdivw2jGotNrrG5rcWxm1xpr94blD2xyInukprZn+McYezdh0u3mhrj 9qjZ6wpcb3Tj6Y7fV2+r++Nu3ukpbI/xjXUtqub0wPois32DI1a1321zraR6EWVivBe9rpaXAiBq kpuZh25FFLb3Y1TG2Yv2yn1sg1+syx72U+l+hdI2ta+0mBWHAmRqkpr2/WvIzsfomfXacCvOuspv w6H025Dn13NxyazZXY2yppDt+yDtO4HSElOx9Wsy67AbfnZjsn7bkWnAdf6LbH0Nn049Cuprtzaz ZxwUlPGYX1s+sJwsW/qWdkVVWfZbb3BuE3Kc3IpyXTjsez031usYza0NNmjhHCSn0tploOuoHIg/ MaJKZJKUkpSSlJKUkpSSlJKQ5n9Ev/4t/wD1JSUrD/olH/Fs/wCpCSkySmn1KzPqqY7AdjMduhxy i4NiPzdndJTnfa/rH/pulf59v96Slfa/rH/pulf59v8AekpX2v6x/wCm6V/n2/3pKV9r+sf+m6V/ n2/3pKV9r+sf+m6V/n2/3pKV9r+sf+m6V/n2/wB6Slfa/rH/AKbpX+fb/ekpX2v6x/6bpX+fb/ek pX2v6x/6bpX+fb/ekpIx/wBarGh7HdNc08EG4hJTL/st/wDNd/4MkpqYGf8AWvP+0bW9Pb9myh55 n1tTXGv4pKbf/Zb/AOa7/wAGSUr/ALLf/Nd/4MkpHfj/AFmyq/Rya+mW17mv2vFxG6twsYfk5oIS Uxy8T6z52NZiZIwDVaNrwx+RWSPDdW5rte+qSkjGfWutja6x01rWgNa0esAANAAkpl/2W/8Amu/8 GSUwdV9aXvZY5nTHPrnY4i4lsiDtPaUlM/8Ast/813/gySlf9lv/AJrv/BklK/7Lf/Nd/wCDJKV/ 2W/+a7/wZJSv+y3/AM13/gySlf8AZb/5rv8AwZJSv+y3/wA13/gySm7gftPY79qehvn2fZt8R5+o kptJKQ5n9Ev/AOLf/wBSUlKw/wCiUf8AFs/6kJKTJKcf60dPxupdProysyvBY25rxbbEEhrxt9z2 ePikp5f/AJqdG/8AL/F/6H/vQkpX/NTo3/l/i/8AQ/8AehJSv+anRv8Ay/xf+h/70JKV/wA1Ojf+ X+L/AND/AN6ElK/5qdG/8v8AF/6H/vQkpX/NTo3/AJf4v/Q/96ElK/5qdG/8v8X/AKH/AL0JKZV/ VDpV1jaqeu49j3mGsaGEk+AAvSU2/wDxuv8AzYf+Af8AqZJT03RunfsnptPT/U9b0d3v27Z3Oc/6 Mu/e8UlN1JTkfV3/AL0//Tjkf98SU66SnPyurV0vLKhuI0LjwkpF+1roBDWwdRykpX7Wu/cb+KSl fte79xv4pKV+17v3G/ikpX7Yt/cb+KSlx1h8+6sR5EpKb+NkMyqhawEAkgg9iElJUlKSUpJSklKS UpJSklIcz+iX/wDFv/6kpKVh/wBEo/4tn/UhJSZJTndb6NV1zEZiXWOqaywWhzIJkBzY1/rJKcT/ AMb3A/7lXfc1JSv/ABvcD/uVd9zUlK/8b3A/7lXfc1JSv/G9wP8AuVd9zUlK/wDG9wP+5V33NSUr /wAb3A/7lXfc1JSv/G9wP+5V33NSUnwfqRh5GZTmMybXOoeHhpDYMJKelSUpJSklOR9Xf+9P/wBO OR/3xJTrpKeZyP5x/wDWd+VJSHLFr8B7aH+nYayGP/dPikpxMq44jmVXdS9Ox7Q4BwcdP7NPkkpG /qFMezqkHza8/kpSUgpzrW3h2/WKnUgklrardx8BJZp5lJTGrqhLZt6xUXOJjZXaB301rSU61GP1 LH6hQ6/NbbSdzHVCZL9s+AHBlJT13RnTjPHhYfyBJToJKUkpSSlJKUkpSSlJKQ5n9Ev/AOLf/wBS UlKw/wCiUf8AFs/6kJKTJKafU+pM6bS12w3W2u2U1NIG5wBcS5x0a1rWkuceB9ySnk8D67jOy4we oMzbd+yzHbjWMxB9KG15Wwlrv5b/AGuj6LZSU9VX1FmZ0yzNxg6tzWWAssbD67K9wcx7dRLXD4fJ JTxGX1b60UdGwsxnWbfVyOjZHWHk0Y3062Yrm1R6EbAbXeaSnpfqpf1TOGbnZ2a++sZmVjVY5rqa yttNz62Q6utrz7W/nEpKegSUpJSklKSUpJSklKSU5h2d/wC9P/045H/fElOukp5nJ/nbP67vypKY O1x/kUlOh2Louf1F9eVQNzRUGzcdjpBdpBnxSU0v+a/ViJIqHl6g0/BJSO76o9XtZtb6IIM6v+XY JKWr+pnWi4maPc/dAefDj6Pkkp7DJa5npBwAgwCO+jOUlOr0Q/obR4P/AIBJTpJKUkpSSlJKUkpS SlJKQ5n9Ev8A+Lf/ANSUlKw/6JR/xbP+pCSkySnJ+s3Txn9NI2G30nS6tklzqntdTkNaBMk02Pge MJKeK6L9WD0Sl3TXZTeodKGUzPFFmBkfaDZUWOa1jo2jd6bQZkc6JKe4xMS7G6E6m4Tk2VWW3hus 3XbrLI/tvMJKfPLOg4WX0DEoxel2epjdEyzex2LbWR1H08IbgLK27rCWmCJmNElPZ/U2706s7p9t d1V7M/MuIspsYwssyLHMcyx7Ax0g/mkpKejSUpJSklKSUpJSklKSU5h2d/70/wD045H/AHxJTrpK eZy/5+z+u78qSkRMUGOwKSkeF1K++j1HAt2uLNpAkxGupb4pKbh3q4kDcQSONrJnx+mkpJhZNlry L/aBYawxwALgOH+0nQpKanXusdQ6ZkUVdM6S7qTLBNljHwGaxBgO+OqSm7n+kceu0ANeHMloIMF3 IMJKbvQz+ju/rj8iSnUSUpJSklKSUpJSklKSUhzP6Jf/AMW//qSkpWH/AESj/i2f9SElJklOf1q/ q2Pitf0ehmRebAHMs4DIdJ+mzvHdJTjftP69f+VuP/r/AOhCSlftP69f+VuP/r/6EJKV+0/r1/5W 4/8Ar/6EJKeg6dZmW4VVnUK21ZLh+krbwDJ49zu3mkpspKUkpSSlJKUkpSSlJKcj6u/96f8A6ccj /viSnXSU81m6ZFv9d35UlIJ/R/ekpevp9TaRZPqtYN2wNmSB21SUtZfS54caX+pGj49wjtJJSUlZ jhrBeC8l51BAB0P0pEJKQtOQWWtBeI0DWxEeHCSkArteK3B79rXlxa6BOnJGiSnf6CZrv/rj8iSn VSUpJSklKSUpJSklKSUhzP6Jf/xb/wDqSkpWH/RKP+LZ/wBSElJklOf1q/q2Pitf0ehmRebAHMs4 DIdJ+mzvHdJTjftP69f+VuP/AK/+hCSlftP69f8Albj/AOv/AKEJKV+0/r1/5W4/+v8A6EJKV+0/ r1/5W4/+v/oQkpX7T+vX/lbj/wCv/oQkpX7T+vX/AJW4/wDr/wChCSnp6y81sNgh5aC4DsY1SUyS UpJSklKSU5h2d/70/wD045H/AHxJTrpKeaz9Mu0fyz+KSmsD7fmUlK9ZtZ0eGEecFJTMdQj/AArT 8SElL/tIR9JpSUwdmB3L+fAH+5JTD1WuMA68wQR+VJTrdFyaaMW++1wDPUAka9h5JKbg6zhFpe0u IE9o4+KSlDq+IQCJ117f3pKX/auJ4lJS/wC1MT94/ckpkOp4Z/Pj4hJTYY9r2h7DLXCQUlMklIcz +iX/APFv/wCpKSlYf9Eo/wCLZ/1ISUmSU4f1uOEOm1/b7rqK/XbDqAC4u22aGSNISU8ju+rn/c/P /wA1v/kklK3fVz/ufn/5rf8AySSlbvq5/wBz8/8AzW/+SSUrd9XP+5+f/mt/8kkpW76uf9z8/wDz W/8AkklK3fVz/ufn/wCa3/ySSlbvq5/3Pz/81v8A5JJSt31c/wC5+f8A5rf/ACSSlbvq5/3Pz/8A Nb/5JJSt31c/7n5/+a3/AMkkp3Pqjb0kdQsrwcnJvsfUSRe0BoAc3UQTqkp1/q7/AN6f/pxyP++J KddJTzGaS7JtceS934FJTn3P220ncRtc6WfvBwif7MJKSUgCppjVwknxJ11SUk0HkkpELycl9BEB jWuaTPu3TMfCElJJ80lI77RUw2Hhuv4JKT4ILfq7MbWvvGwEydse2SJSUtUJqd8/yJKSVia2H+SP yJKZbSkpbaUlMSPcPmkp6LpxnCp/qx9xSU2UlIcz+iX/APFv/wCpKSlYf9Eo/wCLZ/1ISUmSU5nX zntw2HpzaXW+qNwyNu3btdxvIEzCSnA9T60f6Lp331f+SSUr1PrR/ounffV/5JJSvU+tH+i6d99X /kklK9T60f6Lp331f+SSUr1PrR/ounffV/5JJSvU+tH+i6d99X/kklK9T60f6Lp331f+SSUr1PrR /ounffV/5JJTKmz6yeqz1q+n+nuG+DVO2dfzvBJT0v8Akr/uv/0ElJqqcdsWUsYJGjmACQfMJKc3 6u/96f8A6ccj/viSnUteK63WH80E/ckp5XKppsPqWMBcTJd3180lNQ4lBex+36E6EkjX4lJSeUlK lJSCuoNyLbCPpQGkknzI1Pj4JKTSkpaUlNsM2dDaGjT7QfwbCSkGPYxo2OJBcdIEpKQs6ljMYK97 TtAbw/tp+4kpC6/p73ueXu3OBBh9oEO502wkplTmYFDj6b9TzudY7/qmlJSYdSxSQXPAHkHH/voS U7XR+s4V+zAqc51jZkxAAMnukp2UlIcz+iX/APFv/wCpKSlYf9Eo/wCLZ/1ISUmSU4f1uGEem1/b 6br6/XbDaCA4O22amQdISU8jt+rn/cDP/wA5v/kUlK2/Vz/uBn/5zf8AyKSlbfq5/wBwM/8Azm/+ RSUrb9XP+4Gf/nN/8ikpW36uf9wM/wDzm/8AkUlK2/Vz/uBn/wCc3/yKSm70npf1e6tljEbi5lJL S7fY8Rp2+ikp2/8AmJ0P/hv88f8AkUlK/wCYnQ/+G/zx/wCRSUr/AJidD/4b/PH/AJFJTu4uNXh5 1WLTPp0sDG7tTDRAlJTm/V3/AL0//Tjkf98SU3uoz9iuI5DZSU8xbY4sdPaD+KSkQdISUreJ29yk peUlKlJSpSUskp1b6/S+r1U8veHn+0SfyJKclp94+KSnEy4bbbYSC0aEFvcxGvzSU1vXc230Q0NJ IB48J8O0pKQ5OXcygvrHDdDAO3cSPBJTqdSzrMOmsMqdaXNdq2eWnRvta7UpKdX6qOe/Oquta6t9 jWl1bzJaSH6JKe3SUhzP6Jf/AMW//qSkpWH/AESj/i2f9SElJklOT9ZbsujBrfh5lWA83AG24w0t 2v8Ab9B+vySU81+0eu//ADwYX+d/77pKV+0eu/8AzwYX+d/77pKV+0eu/wDzwYX+d/77pKV+0eu/ /PBhf53/AL7pKehwfrB0yrDqrzuo0W5DWgWva7RzvEe1v5ElNj/nJ0L/ALnU/wCckpu42Vj5lIyM WxttTpAe3UGDBSUlSUpJSklKSU5h2d/70/8A045H/fElOnkM9THsZ+8xw/BJTyT9WkeLSkphWAWp KX9ITPnKSmWxJStiSlbR3SUweWgbRqToAPEpKd7rTBV0llXG0saB8Akp50aOHxSUwxWUZV/okVgz HuYCTAjxSUs9tdVprdiboJbu9Nusd+O6SlvsjL6nPFbK2h5afUqa4EEmdAJSUo1UOe4Pe9z2Mlxa 0Ah5DwMpKbXQG1t6pV6GrHw4u4BMO4SU9mkpDmf0S/8A4t//AFJSUrD/AKJR/wAWz/qQkpMkpxvr TTkX9PrZjYlWa8XNJruJDQNr/dpZXr80lPL/ALO6r/5R4X+c7/3qSUr9ndV/8o8L/Od/71JKV+zu q/8AlHhf5zv/AHqSUr9ndV/8o8L/ADnf+9SSlfs7qv8A5R4X+c7/AN6klK/Z3Vf/ACjwv853/vUk p0MTN+tuDQ3GxOmYtVTZLWB2gkyeckpKetbcwtBc5oMaiRykpmCCJBkeISUukpSSnI+rv/en/wCn HI/74kp10lPI3N2XOZ+69zfxISU1G6T5FJTMPcOCkpf1X+KSljY/xSUxJJ5KSkmG3fm47P3rWD8Q kp3vrGP1NjvCwfiHJKeK6r1HKwrWtpYXNcJnbu1+9JSCr6wdVdWxwNbJaDArGmiSmD/rF1ps7dfg xoSUuOudac6DaWjx2tSUxs6x1mW7byZOujRAj4JKe6+reEy3p2h2G9z7MhzS8kuMAmR9EaJKdxJS HM/ol/8Axb/+pKSlYf8ARKP+LZ/1ISUmSU5/Wuk4fWMRuPm2PqrreLdzC1pkBzdS5rhHuSU4w+on QSwWDJyCw8O9SuPv9JJSj9ROhDnJyBpP85Xx/wBtJKV/zF6AeMq//tyv/wBJJKUPqJ0J0kZOQY1M WV6f+BJKU36idCcYbk5BPgLKz/6KSUpv1E6C/cWZOQ7Z9KLKzHx/RJKV/wAxOgkF32nIgcn1K/8A 0kkpX/MXoH/cq/Xj9JX/AOkklO/hVYuBiVYdNoNdLQ1pe4EkDxiElNgvY0BznAA8EnQpKXBBEgyD wQkpyfq7/wB6f/pxyP8AviSnXSU8x1il9GXY8tO153tcODPKSnLduLi6twgmYcElKm7wafgf9iSl brf3R/nf7ElLTb/JHzJSUsdxMF+vg0Qkp1+h9N/WWZVogV6tB1cT5pKdP6wN3dOJA+i9p/gkp4rq TS7gcBJTn10kVsH8kfkSUy9FJSvSCSmJY0OEuHfukp9J6Gz0+j4bP+CafvE/xSU30lIcz+iX/wDF v/6kpKVh/wBEo/4tn/UhJSZJTzX+MDK6LR9XraOtkejkuDKw8WuZ6rZsZ6gx3Nftlvikp8dqxusV fVu6ljH04fWM/HrxanhzW2FrbXF1bXF2nuYN0n4mElN/q+T1LG6r1m3rjcXLuwMSnp5ZV6goJc+n a1ux1T/oNfOo18klNZ7ulM+rfU8jHZgsuuGNjD7H9t3N9Sz7QWv+2OLP+035s8JKdDqf1P619X+m 5n1hyKqenY4xGYjcei51jrnXhlDjZMjUOLz5gad0lO1lfV/H+qn1JwvrJ0npvr9RyMelue611xa2 m+vfa51bbWR7g1pj8iSnCz34RyeodZ+q1Tsbo9fTDjZj2Meyq27JaaNgD9fp2g/2UlOY7BzsXE6j 0N73Mw8ajG6nk8aXOpY1lcjTWzJAjy0SUzycjprXYPTcjGwWjGwKHfaMw5mpvaMstAw7PHIP5nzS U6DegZv1j6zldO6ViY17cTp2NSwOstqroc9lVhsr9Y+po9z4DvHUJKYZ/T+s5WOfq3TU/quP9WMe 45bqLQ1jMi71H7hu1eKo2hoEktd4pKfUf8W+cc/6l9Nsdo6mt2ORz/MudW3/AKLQkpv/AFd/70// AE45H/fElOukpr34ovBDiYPZJTkZh2VrtduZe+qf3YSUwb9UyOct5+Ib/ckpK36rU/n32h5QP4JK Ss+rOA36Ze/4uKSm1T0bp9GtdLQfFJTbbUxn0QAkpkQCIIkHkFJTi5/1S6VnWG0+pS52hFbyG/5q Smp/zD6X3uyI8N6Slx9Q+j933h5vKSmbfqN0Icse74vP96Sm7hfVvpPT3+pi07X/AL0z+VJTqAdk lLpKQ5n9Ev8A+Lf/ANSUlKw/6JR/xbP+pCSkySlJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSmLWNZO 0Bu4yYEST3SUySUpJSklKSUpJSklKSUpJSklKSUpJSklKSUpJSklKSUhzP6Jf/xb/wDqSkpWH/RK P+LZ/wBSElJklKSUpJSklKSUpJSklKSUpJSklKSUpJSklKSUpJSklKSUpJSklKSUpJSklKSUpJSk lKSUpJSklKSUpJSHM/ol/wDxb/8AqSkpDhuy/slEV1/zbP8ACO/dH/BJKTbsv/RV/wDbjv8A0kkp W7L/ANFX/wBuO/8ASSSlbsv/AEVf/bjv/SSSlbsv/RV/9uO/9JJKVuy/9FX/ANuO/wDSSSlbsv8A 0Vf/AG47/wBJJKVuy/8ARV/9uO/9JJKVuy/9FX/247/0kkpW7L/0Vf8A247/ANJJKVuy/wDRV/8A bjv/AEkkpW7L/wBFX/247/0kkpW7L/0Vf/bjv/SSSlbsv/RV/wDbjv8A0kkpW7L/ANFX/wBuO/8A SSSlbsv/AEVf/bjv/SSSlbsv/RV/9uO/9JJKVuy/9FX/ANuO/wDSSSlbsv8A0Vf/AG47/wBJJKVu y/8ARV/9uO/9JJKVuy/9FX/247/0kkpW7L/0Vf8A247/ANJJKVuy/wDRV/8Abjv/AEkkpW7L/wBF X/247/0kkpW7L/0Vf/bjv/SSSlbsv/RV/wDbjv8A0kkpW7L/ANFX/wBuO/8ASSSlbsv/AEVf/bjv /SSSlbsv/RV/9uO/9JJKVuy/9FX/ANuO/wDSSSlbsv8A0Vf/AG47/wBJJKQ5jsv7JfNdf82//CO/ dP8AwSSn/9k=
  • 2JPEG256256/9j/4AAQSkZJRgABAgEASABIAAD/7QAsUGhvdG9zaG9wIDMuMAA4QklNA+0AAAAAABAASAAAAAEA AQBIAAAAAQAB/+4AE0Fkb2JlAGSAAAAAAQUAAgAg/9sAhAAMCAgICAgMCAgMEAsLCxAUDg0NDhQY EhMTExIYFBIUFBQUEhQUGx4eHhsUJCcnJyckMjU1NTI7Ozs7Ozs7Ozs7AQ0LCxAOECIYGCIyKCEo MjsyMjIyOzs7Ozs7Ozs7Ozs7Ozs7OztAQEBAQDtAQEBAQEBAQEBAQEBAQEBAQEBAQED/wAARCAC1 AQADAREAAhEBAxEB/8QBQgAAAQUBAQEBAQEAAAAAAAAAAwABAgQFBgcICQoLAQABBQEBAQEBAQAA AAAAAAABAAIDBAUGBwgJCgsQAAEEAQMCBAIFBwYIBQMMMwEAAhEDBCESMQVBUWETInGBMgYUkaGx QiMkFVLBYjM0coLRQwclklPw4fFjczUWorKDJkSTVGRFwqN0NhfSVeJl8rOEw9N14/NGJ5SkhbSV xNTk9KW1xdXl9VZmdoaWprbG1ub2N0dXZ3eHl6e3x9fn9xEAAgIBAgQEAwQFBgcHBgI7AQACEQMh MRIEQVFhcSITBTKBkRShsUIjwVLR8DMkYuFygpJDUxVjczTxJQYWorKDByY1wtJEk1SjF2RFVTZ0 ZeLys4TD03Xj80aUpIW0lcTU5PSltcXV5fVWZnaGlqa2xtbm9ic3R1dnd4eXp7fh2+f3/9oADAMB AAIRAxEAPwD0nDw8Q4lBNFf82z8xv7o8klJvseJ/oK/8xv8AckpX2PE/0Ff+Y3+5JSvseJ/oK/8A Mb/ckpX2PE/0Ff8AmN/uSUr7Hif6Cv8AzG/3JKV9jxP9BX/mN/uSUr7Hif6Cv/Mb/ckpX2PE/wBB X/mN/uSUr7Hif6Cv/Mb/AHJKV9jxP9BX/mN/uSUr7Hif6Cv/ADG/3JKV9jxP9BX/AJjf7klK+x4n +gr/AMxv9ySlfY8T/QV/5jf7klK+x4n+gr/zG/3JKV9jxP8AQV/5jf7klK+x4n+gr/zG/wBySlfY 8T/QV/5jf7klK+x4n+gr/wAxv9ySlfY8T/QV/wCY3+5JSvseJ/oK/wDMb/ckpX2PE/0Ff+Y3+5JS vseJ/oK/8xv9ySlfY8T/AEFf+Y3+5JSvseJ/oK/8xv8AckpX2PE/0Ff+Y3+5JSvseJ/oK/8AMb/c kpX2PE/0Ff8AmN/uSUr7Hif6Cv8AzG/3JKV9jxP9BX/mN/uSU1up4mIOm5ZFNYIosg7B+67ySU2c P+iUf8Wz/qQkpMkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSlJ KUkpSSlJKUkpSSlJKavVP+TMv/iLf+ockpJh/wBEo/4tn/UhJSZJSklKSUpJSklKSUpJSklKSUpJ SklKSUpJSklKSUpJSklKSUpJSklKSUpJSklKSUpJSklKSUpJSklKSU1eqf8AJmX/AMRb/wBQ5JST D/olH/Fs/wCpCSkySlJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSlJK UkpSSlJKUkpSSlJKUkpq9U/5My/+It/6hySkmH/RKP8Ai2f9SElJklKSUpJSklKSUpJSklKSUpJS klKSUpJSklKSUpJSklKSUpJSklKSUpJSklKSUpJSklKSUpJSklKSUpJTV6p/yZl/8Rb/ANQ5JSTD /olH/Fs/6kJKTJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkpSS lJKUkpSSlJKUkpSSmr1T/kzL/wCIt/6hySkmH/RKP+LZ/wBSElJklKSUpJSklKSUpJSklKSUpJSk lKSUpJSklKSUpJSklKSUpJSklKSUpJSklKSUpJSklKSUpJSklKSUpJTV6p/yZl/8Rb/1DklJMP8A olH/ABbP+pCSkySlJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSlJKUk pSSlJKUkpSSlJKUkpq9U/wCTMv8A4i3/AKhySkmH/RKP+LZ/1ISUmSUpJSklKSUpJSklKSUpJSkl KSUpJSklKSUpJSklKSUpJSklKSUpJSklKSUpJSklKSUpJSklKSUpJSklNXqn/JmX/wARb/1DklJM P+iUf8Wz/qQkpMkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSlJ KUkpSSlJKUkpSSlJKavVP+TMv/iLf+ockpJh/wBEo/4tn/UhJSZJSklKSUpJSklKSUpJSklKSUpJ SklKSUpJSklKSUpJSklKSUpJSklKSUpJSklKSUpJSklKSUpJSklKSU1eqf8AJmX/AMRb/wBQ5JST D/olH/Fs/wCpCSkySlJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSlJK UkpSSlJKUkpSSlJKUkpq9U/5My/+It/6hySkmH/RKP8Ai2f9SElJklKSUpJSklKSUpJSklKSUpJS klKSUpJSklKSUpJSklKSUpJSklKSUpJSklKSUpJSklKSUpJSklKSUpJTV6p/yZl/8Rb/ANQ5JSTD /olH/Fs/6kJKTJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkpSS lJKUkpSSlJKUkpSSmr1T/kzL/wCIt/6hySkmH/RKP+LZ/wBSElJklKSUpJSklKSUpJSklKSUpJSk lKSUpJSklKSUpJSklKSUpJSklKSUpJSklKSUpJSklKSUpJSklKSUpJTV6p/yZl/8Rb/1DklJMP8A olH/ABbP+pCSkySlJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSlJKUk pSSlJKUkpSSlJKUkpq9U/wCTMv8A4i3/AKhySkmH/RKP+LZ/1ISUmSUpJSklKSUpJSklKSUpJSkl KSUpJSklKSUpJSklKSUpJSklKSUpJSklKSUpJSklKSUpJSklKSUpJSklNXqn/JmX/wARb/1DklJM P+iUf8Wz/qQkpMkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSlJ KUkpSSlJKUkpSSlJKavVP+TMv/iLf+ockpJh/wBEo/4tn/UhJSZJSklKSUpJSklKSUpJSklKSUpJ SklKSUpJSklKSUpJSklKSUpJSklKSUpJSklKSUpJSklKSUpJSklKSU1eqf8AJmX/AMRb/wBQ5JST D/olH/Fs/wCpCSkySlJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSlJKQ5eVVhY1mXeSK6m7nkCTA8kl KxMqrNxq8ugk12t3MJEGD5JKTJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkpq9U/5My/8AiLf+ ockpJh/0Sj/i2f8AUhJSZJSklKSUpJSklKSUpJSklKSUpJSklKSUpJSklMXsZYwssaHtdoWuEg/E FJSmMZWwMraGNboGtEAfABJTJJSklKSUpJSklKSUpJSklKSUpJSklKSUpJSklNXqn/JmX/xFv/UO SUkw/wCiUf8AFs/6kJKTJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSl JKUkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSmr1T/AJMy/wDiLf8AqHJKY4bsv7JRFdf82z/CO/dH/BJKTbsv/RV/ 9uO/9JJKVuy/9FX/ANuO/wDSSSlbsv8A0Vf/AG47/wBJJKVuy/8ARV/9uO/9JJKVuy/9FX/247/0 kkpW7L/0Vf8A247/ANJJKVuy/wDRV/8Abjv/AEkkpW7L/wBFX/247/0kkpW7L/0Vf/bjv/SSSlbs v/RV/wDbjv8A0kkpW7L/ANFX/wBuO/8ASSSlbsv/AEVf/bjv/SSSlbsv/RV/9uO/9JJKVuy/9FX/ ANuO/wDSSSlbsv8A0Vf/AG47/wBJJKVuy/8ARV/9uO/9JJKVuy/9FX/247/0kkpW7L/0Vf8A247/ ANJJKVuy/wDRV/8Abjv/AEkkpW7L/wBFX/247/0kkpW7L/0Vf/bjv/SSSlbsv/RV/wDbjv8A0kkp W7L/ANFX/wBuO/8ASSSlbsv/AEVf/bjv/SSSlbsv/RV/9uO/9JJKVuy/9FX/ANuO/wDSSSlbsv8A 0Vf/AG47/wBJJKVuy/8ARV/9uO/9JJKVuy/9FX/247/0kkpW7L/0Vf8A247/ANJJKa3U3Zf7Ny5r rj0LJ/SH913/AASSn//Z
  • uuid:348a00bb-99b0-4fd6-a639-7e15a0d56bc9xmp. did:B74CCF6A75FEE6118DEE9C67DA526186xmp.did:33534398424DE4118D35EB0408CA363Cproof:pdf1
  • createdxmp.iid:33534398424DE4118D35EB0408CA363C2014-10-06T16:35:30+04:00Adobe InDesign 7.0
  • savedxmp.iid:0E68A4E65F4DE4118D35EB0408CA363C2014-10-06T17:51:41+04:00Adobe InDesign 7.0/;/metadata
  • savedxmp.iid:0F68A4E65F4DE4118D35EB0408CA363C2014-10-06T17:51:41+04:00Adobe InDesign 7.0/metadata
  • savedxmp.iid:9D718FFBF74DE411887EAC85E1006B112014-10-07T14:36:29+04:00Adobe InDesign 7.0/metadata
  • savedxmp.iid:182201CC0D4EE411887EAC85E1006B112014-10-07T14:36:29+04:00Adobe InDesign 7.0/;/metadata
  • savedxmp.iid:44A9A913784FE411842EA322D87274952014-10-09T09:49:47+04:00Adobe InDesign 7.0/metadata
  • savedxmp. iid:48A9A913784FE411842EA322D87274952014-10-09T09:49:47+04:00Adobe InDesign 7.0/;/metadata
  • savedxmp.iid:4BA9A913784FE411842EA322D87274952014-10-09T12:25:21+04:00Adobe InDesign 7.0/;/metadata
  • savedxmp.iid:922FBF378E4FE411842EA322D87274952014-10-09T12:28:16+04:00Adobe InDesign 7.0/;/metadata
  • savedxmp.iid:8E57A381A04FE411AF63A6F6BB17C79B2014-10-09T14:39:11+04:00Adobe InDesign 7.0/;/metadata
  • savedxmp.iid:9157A381A04FE411AF63A6F6BB17C79B2014-10-09T14:39:26+04:00Adobe InDesign 7.0/;/metadata
  • savedxmp.iid:9257A381A04FE411AF63A6F6BB17C79B2014-10-09T14:45:25+04:00Adobe InDesign 7.0/;/metadata
  • savedxmp.iid:CE151F03BE4FE4119496C7806B85F1652014-10-09T18:10:24+04:00Adobe InDesign 7.0/;/metadata
  • savedxmp. iid:6DC407F55150E411AC2AD52F4B3F7D7B2014-10-10T11:49:26+04:00Adobe InDesign 7.0/;/metadata
  • savedxmp.iid:DA882842E464E411B864D82EB73FF4B12014-11-05T15:53:24+03:00Adobe InDesign 7.0/;/metadata
  • savedxmp.iid:DD882842E464E411B864D82EB73FF4B12014-11-05T15:54:48+03:00Adobe InDesign 7.0/metadata
  • savedxmp.iid:DF882842E464E411B864D82EB73FF4B12014-11-05T15:54:48+03:00Adobe InDesign 7.0/;/metadata
  • savedxmp.iid:E1882842E464E411B864D82EB73FF4B12014-11-05T15:56:50+03:00Adobe InDesign 7.0/;/metadata
  • savedxmp.iid:899BDCEC7866E411857AAC309DB877F02014-11-07T15:23:48+03:00Adobe InDesign 7.0/;/metadata
  • savedxmp.iid:8B9BDCEC7866E411857AAC309DB877F02014-11-07T15:29:15+03:00Adobe InDesign 7.0/;/metadata
  • savedxmp. iid:8D9BDCEC7866E411857AAC309DB877F02014-11-07T15:30:50+03:00Adobe InDesign 7.0/;/metadata
  • savedxmp.iid:EFEFD7BB9F68E411ACD4FD6B8D11BE5B2014-11-10T09:06:38+03:00Adobe InDesign 7.0/;/metadata
  • savedxmp.iid:36A502CB3AFDE411A1EEDCBF697DAB9A2015-05-18T11:49:28+03:00Adobe InDesign 7.0/metadata
  • savedxmp.iid:37A502CB3AFDE411A1EEDCBF697DAB9A2015-05-18T11:49:28+03:00Adobe InDesign 7.0/;/metadata
  • savedxmp.iid:39A502CB3AFDE411A1EEDCBF697DAB9A2015-05-18T14:23:19+03:00Adobe InDesign 7.0/;/metadata
  • savedxmp.iid:3EA502CB3AFDE411A1EEDCBF697DAB9A2015-05-18T14:33:38+03:00Adobe InDesign 7.0/;/metadata
  • savedxmp.iid:6F58F1525EFDE411A1EEDCBF697DAB9A2015-05-18T16:03:48+03:00Adobe InDesign 7.0/;/metadata
  • savedxmp. iid:4D8CF3FF6DFDE411A1EEDCBF697DAB9A2015-05-18T17:56:01+03:00Adobe InDesign 7.0/;/metadata
  • savedxmp.iid:B92E2B086EFDE411A1EEDCBF697DAB9A2015-05-18T17:56:15+03:00Adobe InDesign 7.0/;/metadata
  • savedxmp.iid:097808776EFDE411A1EEDCBF697DAB9A2015-05-18T17:59:21+03:00Adobe InDesign 7.0/;/metadata
  • savedxmp.iid:959B057506FEE411821EA29539B664432015-05-19T12:07:21+03:00Adobe InDesign 7.0/;/metadata
  • savedxmp.iid:B2391EAC08FEE411821EA29539B664432015-05-19T12:23:12+03:00Adobe InDesign 7.0/;/metadata
  • savedxmp.iid:66035EA42CFEE411821EA29539B664432015-05-19T16:40:41+03:00Adobe InDesign 7.0/;/metadata
  • savedxmp.iid:D2673AF032FEE411821EA29539B664432015-05-19T17:25:46+03:00Adobe InDesign 7.0/;/metadata
  • savedxmp. iid:1C6D1FB535FEE411821EA29539B664432015-05-19T17:45:35+03:00Adobe InDesign 7.0/;/metadata
  • savedxmp.iid:08862A6B36FEE411821EA29539B664432015-05-19T17:50:40+03:00Adobe InDesign 7.0/;/metadata
  • savedxmp.iid:B6FFEA9737FEE411821EA29539B664432015-05-19T17:59:05+03:00Adobe InDesign 7.0/;/metadata
  • savedxmp.iid:DDAE2AB7D6FEE411A072B67ACE68F9BF2015-05-20T12:58:07+03:00Adobe InDesign 7.0/;/metadata
  • savedxmp.iid:937151B0EBFEE411A072B67ACE68F9BF2015-05-20T15:28:15+03:00Adobe InDesign 7.0/;/metadata
  • savedxmp.iid:7855847E01FFE411A072B67ACE68F9BF2015-05-20T18:04:21+03:00Adobe InDesign 7.0/;/metadata
  • savedxmp.iid:A13A228A88FFE411BD63AFF2CBDE9C8D2015-05-21T10:11:02+03:00Adobe InDesign 7.0/;/metadata
  • savedxmp. iid:9CE8FAE7A1FFE411BD63AFF2CBDE9C8D2015-05-21T13:12:37+03:00Adobe InDesign 7.0/;/metadata
  • savedxmp.iid:DDD27849B0FFE411BD63AFF2CBDE9C8D2015-05-21T14:55:33+03:00Adobe InDesign 7.0/;/metadata
  • savedxmp.iid:B5ADC13AB1FFE411BD63AFF2CBDE9C8D2015-05-21T15:02:18+03:00Adobe InDesign 7.0/;/metadata
  • savedxmp.iid:4752EA67B2FFE411BD63AFF2CBDE9C8D2015-05-21T15:10:44+03:00Adobe InDesign 7.0/;/metadata
  • savedxmp.iid:8A4EAA7BB4FFE411BD63AFF2CBDE9C8D2015-05-21T15:25:36+03:00Adobe InDesign 7.0/;/metadata
  • savedxmp.iid:8B4EAA7BB4FFE411BD63AFF2CBDE9C8D2015-05-21T16:26:40+03:00Adobe InDesign 7.0/;/metadata
  • savedxmp.iid:335F8135BDFFE411BD63AFF2CBDE9C8D2015-05-21T16:28:03+03:00Adobe InDesign 7.0/;/metadata
  • savedxmp. iid:8922CFAC6500E5118F1B9E23DFBD13A62015-05-22T12:33:59+03:00Adobe InDesign 7.0/metadata
  • savedxmp.iid:F905E6AC6500E5118F1B9E23DFBD13A62015-05-22T12:33:59+03:00Adobe InDesign 7.0/;/metadata
  • savedxmp.iid:AD0C3AE26700E5118F1B9E23DFBD13A62015-05-22T12:49:48+03:00Adobe InDesign 7.0/;/metadata
  • savedxmp.iid:B489DE436900E5118F1B9E23DFBD13A62015-05-22T12:59:41+03:00Adobe InDesign 7.0/;/metadata
  • savedxmp.iid:428C6E7C6900E5118F1B9E23DFBD13A62015-05-22T13:01:16+03:00Adobe InDesign 7.0/;/metadata
  • savedxmp.iid:5CDF9A6D7200E5118F1B9E23DFBD13A62015-05-22T14:05:16+03:00Adobe InDesign 7.0/;/metadata
  • savedxmp.iid:373840F57800E5118F1B9E23DFBD13A62015-05-22T14:52:01+03:00Adobe InDesign 7.0/;/metadata
  • savedxmp. iid:2D03E7279300E5118F1B9E23DFBD13A62015-05-22T17:59:33+03:00Adobe InDesign 7.0/;/metadata
  • savedxmp.iid:6F838312B602E5119FC1F44BC300C58A2015-05-25T11:14:32+03:00Adobe InDesign 7.0/;/metadata
  • savedxmp.iid:2BA0B49CD102E5119FC1F44BC300C58A2015-05-25T14:31:40+03:00Adobe InDesign 7.0/;/metadata
  • savedxmp.iid:3860A192EE02E5119FC1F44BC300C58A2015-05-25T17:58:59+03:00Adobe InDesign 7.0/;/metadata
  • savedxmp.iid:33A2226E7703E5119121A80789D376F32015-05-26T10:18:38+03:00Adobe InDesign 7.0/;/metadata
  • savedxmp.iid:EA18FC6F7803E5119121A80789D376F32015-05-26T10:25:51+03:00Adobe InDesign 7.0/;/metadata
  • savedxmp.iid:6154993B8303E5119121A80789D376F32015-05-26T11:43:08+03:00Adobe InDesign 7.0/;/metadata
  • savedxmp. iid:C27AC6108903E5119121A80789D376F32015-05-26T12:24:53+03:00Adobe InDesign 7.0/;/metadata
  • savedxmp.iid:017DE69E8903E5119121A80789D376F32015-05-26T12:28:51+03:00Adobe InDesign 7.0/;/metadata
  • savedxmp.iid:3E3DE3798A03E5119121A80789D376F32015-05-26T12:34:59+03:00Adobe InDesign 7.0/;/metadata
  • savedxmp.iid:1AC236B11505E511B69DCA1025F81A572015-05-28T11:44:03+03:00Adobe InDesign 7.0/;/metadata
  • savedxmp.iid:B778C8FF1505E511B69DCA1025F81A572015-05-28T11:46:14+03:00Adobe InDesign 7.0/;/metadata
  • savedxmp.iid:2C9F61712C05E511B69DCA1025F81A572015-05-28T14:26:54+03:00Adobe InDesign 7.0/;/metadata
  • savedxmp.iid:C2C99558AD41E511BA59DC21D1230FAE2015-08-13T15:52:02+03:00Adobe InDesign 7.0/metadata
  • savedxmp. iid:2FF8B817BA41E511BA59DC21D1230FAE2015-08-13T15:52:02+03:00Adobe InDesign 7.0/;/metadata
  • savedxmp.iid:7304AC3DC441E511BA59DC21D1230FAE2015-08-13T17:04:40+03:00Adobe InDesign 7.0/;/metadata
  • savedxmp.iid:A4DEB396AA44E511B845E9121E6540C32015-08-17T09:38:36+03:00Adobe InDesign 7.0/;/metadata
  • savedxmp.iid:FC6A3307D84BE5119E8FDBF419E5F0E32015-08-26T12:51:31+03:00Adobe InDesign 7.0/;/metadata
  • savedxmp.iid:DE3E2102C320E611859FFA37C94B41EA2016-05-23T12:28:34+03:00Adobe InDesign 7.0/metadata
  • savedxmp.iid:B5030BB9C820E611859FFA37C94B41EA2016-05-23T12:28:35+03:00Adobe InDesign 7.0/;/metadata
  • savedxmp.iid:B083C66A75FEE6118DEE9C67DA5261862017-03-01T14:51:33+03:00Adobe InDesign 7.0/metadata
  • savedxmp. iid:B74CCF6A75FEE6118DEE9C67DA5261862017-03-01T14:51:33+03:00Adobe InDesign 7.0/;/metadata
  • savedxmp.iid:044BE3BF76FEE611B7CDF86B9B7043602017-03-01T15:01:06+03:00Adobe InDesign 7.0/;/metadata
  • savedxmp.iid:455CDB487DFEE611B7CDF86B9B7043602017-03-01T15:47:52+03:00Adobe InDesign 7.0/;/metadata
  • savedxmp.iid:FA97B02181FEE611B7CDF86B9B7043602017-03-01T16:15:25+03:00Adobe InDesign 7.0/;/metadata
  • savedxmp.iid:AAF9459481FEE611B7CDF86B9B7043602017-03-01T16:18:37+03:00Adobe InDesign 7.0/;/metadata
  • savedxmp.iid:ABF9459481FEE611B7CDF86B9B7043602017-03-01T16:34:38+03:00Adobe InDesign 7.0/;/metadata
  • savedxmp.iid:679C9B0D85FEE611B7CDF86B9B7043602017-03-01T16:43:29+03:00Adobe InDesign 7.0/;/metadata
  • savedxmp. iid:E7BA193187FEE611B7CDF86B9B7043602017-03-01T16:58:47+03:00Adobe InDesign 7.0/;/metadata
  • savedxmp.iid:9F697A6A87FEE611B7CDF86B9B7043602017-03-01T17:00:24+03:00Adobe InDesign 7.0/;/metadata
  • savedxmp.iid:A0697A6A87FEE611B7CDF86B9B7043602017-03-01T17:39:41+03:00Adobe InDesign 7.0/;/metadata
  • savedxmp.iid:7E500EF816FFE611A445914A6DB14E9A2017-03-02T10:07:59+03:00Adobe InDesign 7.0/;/metadata
  • savedxmp.iid:2CA66B4C18FFE611A445914A6DB14E9A2017-03-02T10:17:30+03:00Adobe InDesign 7.0/;/metadata
  • savedxmp.iid:261EDFF618FFE611A445914A6DB14E9A2017-03-02T10:22:16+03:00Adobe InDesign 7.0/;/metadata
  • savedxmp.iid:57BA29E925FFE611A445914A6DB14E9A2017-03-02T11:54:57+03:00Adobe InDesign 7.0/;/metadata
  • xmp. iid:B083C66A75FEE6118DEE9C67DA526186xmp.did:B5030BB9C820E611859FFA37C94B41EAxmp.did:33534398424DE4118D35EB0408CA363Cdefault10921application/pdf
  • САНТ.411152.035.01_РЭ_изм7.indd
  • Adobe PDF Library 9.9FalsePDF/X-3:2002PDF/X-3:2002PDF/X-3:2002 endstream endobj 3 0 obj > endobj 6 0 obj > endobj 7 0 obj > endobj 8 0 obj > endobj 9 0 obj > endobj 10 0 obj > endobj 11 0 obj > endobj 12 0 obj > endobj 43 0 obj >/Font>/ProcSet[/PDF/Text]>>/TrimBox[0.0 0.0 420.945 297.638]/Type/Page>> endobj 44 0 obj >/Font>/ProcSet[/PDF/Text]>>/TrimBox[0.0 0.0 420.945 297.638]/Type/Page>> endobj 45 0 obj >/Font>/ProcSet[/PDF/Text]/Properties>>>>>/TrimBox[0.0 0.0 420.945 297.638]/Type/Page>> endobj 46 0 obj >/Font>/ProcSet[/PDF/Text]>>/TrimBox[0. 0 0.0 420.945 297.638]/Type/Page>> endobj 47 0 obj >/Font>/ProcSet[/PDF/Text]>>/TrimBox[0.0 0.0 420.945 297.638]/Type/Page>> endobj 48 0 obj >/Font>/ProcSet[/PDF/Text]>>/TrimBox[0.0 0.0 420.945 297.638]/Type/Page>> endobj 59 0 obj >stream HL AƜ \B|

    Волгаэнергосбыт: Инструкции по передаче показаний.

    Для Вашего удобства рекомендуем Вам единожды набрать в нижеуказанном формате сообщение и сохранить его.

    В дальнейшем сохраненное сообщение можно использовать как шаблон для передачи показаний прибора учета, подставляя только показания прибора учета текущего месяца.

    В электронном письме показания приборов учета горячей воды и электрической энергии вводятся разными строками. При этом все спецсимволы набираются в формате латиницы (в анг. раскладке) и каждый элемент в сообщении разделен пробелом.

     

    1. Формат для передачи показаний прибора учета горячей воды:
    2. 999999999[пробел]VA-Показание[пробел] KU-Показание[пробел] SU-Показание[пробел] KR-Показание [пробел] KL-Показание[пробел] IN-Показание [пробел] #,

    где LS999999999 – девятизначный номер лицевого счета, VA-ванна, KU-кухня, SU-санузел, KL-кладовая, KR-коридор, IN-инженерная ниша (месторасположение прибора учета горячей воды).

    Обращаю Ваше внимание, что сообщение необходимо вводить одной строкой.

    а) при наличии 2-х приборов учета горячей воды:

    1. 123456789VA-012KU-007 #,

    где 123456789 – номер лицевого счета,

    012- показания ИПУ ГВС, установленного в ванной,

    007 – показания ИП ГВС, установленного на кухне.

    б) при наличии 1-го прибора учета горячей воды:

    1. 123456789KL-116 #,

    где 123456789 – номер лицевого счета,

    116 – показания ИПУ ГВС, установленного в кладовой.

     

    1. Формат для передачи показаний прибора учета электрической энергии:

    а) для многотарифных приборов учета:

    1. 999999999[пробел]T1-Показание[пробел]T2-Показание[пробел]T3-Показание[пробел] #,
    2.  
    3. 999999999[пробел]D-Показание[пробел]N-Показание[пробел]P-Показание[пробел] #,

    где LS999999999 – девятизначный номер лицевого счета, T1, T2, T3 – символы тарифа на приборе учета, D-пик, N-ночь, P-полупик.

    • 123456789T1-00135T2-00089T3-00110 #
    • 123456789D-00135P-00089N-00110 #,

    где 123456789 – номер лицевого счета,

    00135 – показания ИПУ ЭЭ по тарифу Т1(пик),

    00089 – показания ИПУ ЭЭ по тарифу Т2(полупик),

    00110 – показания ИПУ ЭЭ по тарифу Т3(ночь).

     

    1. 123456789D-00135N-00089 #
    2.  
    3. 123456789 Т1-00135 Т2-00089 #,

    где 123456789 – номер лицевого счета,

    00135 – показания ИПУ ЭЭ по тарифу Т1(день),

    00089 – показания ИПУ ЭЭ по тарифу Т2(ночь).

     

     

     

    б) для однотарифных приборов учета:

    1. 999999999[пробел]О-Показание[пробел]#,
    2.  
    3. 999999999[пробел]Т1-Показание[пробел]#

    где LS999999999 – девятизначный номер лицевого счета, О, Т1 – символы однотарифного прибора учета.

    • 123456789 О-00135 #,
    • 123456789 Т1-00135 #,

     

    где 123456789 – номер лицевого счета,

    00135 – показания однотарифного ИПУ ЭЭ (О,Т1)

    Интерпретация МРТ – изображения T1 v T2

    Ключевые точки
    • На снимках T1 FAT белый
    • На T2 снимки FAT и WATER белые

    Все дело в FAT WATER

    Двумя основными типами изображений МРТ являются Т1-взвешенные и Т2-взвешенные изображения, часто называемые изображениями Т1 и Т2.

    Синхронизация последовательностей радиочастотных импульсов, используемых для создания изображений T1, приводит к изображениям, которые выделяют жировую ткань в организме.

    Синхронизация последовательностей радиочастотных импульсов, используемых для создания изображений T2, приводит к изображениям, которые выделяют жир И воду в организме.

    Итак, это упрощает запоминание.

    изображений T1 – 1 тип ткани яркий – FAT

    изображений T2 – 2 типа ткани яркие – FAT и WATER

    T1-взвешенное изображение – анатомия (позвоночник)

    наведение включение / выключение изображения для отображения / скрытия результатов

    Нажмите на изображение для отображения / скрытия результатов

    Щелкните изображение, чтобы выровнять его с верхней частью страницы

    T1-взвешенное изображение – Анатомия (позвоночник)
    • T1-изображения можно подумать в виде карты энергии протонов в жировых тканях тела
    • Жировые ткани включают подкожный жир ( SC, жир ) и костный мозг тел позвонков
    • Спинномозговая жидкость ( CSF ) не содержит жира – поэтому он выглядит черным на изображениях, взвешенных по T1

    Изображение с взвешиванием по T2 – Анатомия (позвоночник)

    Наведите указатель мыши на изображение, чтобы показать / скрыть результаты

    Нажмите на изображение, чтобы показать / скрыть результаты

    Щелкните изображение, чтобы выровнять с верхним краем стр.

    Т2-взвешенное изображение – Анатомия (позвоночник)
    • Т2-изображения представляют собой карту энергии протонов в жировых И водных тканях тела
    • Жировая ткань отличается от водной ткани путем сравнения с изображениями Т1 – все, что яркое на изображениях T2, но темное на изображениях T1, является тканью на основе жидкости
    • Например, CSF белый на этом изображении T2 и темный на изображении T1 выше, потому что это свободная жидкость и не содержит жир
    • Обратите внимание, что кора кости черная – она ​​не дает сигнала ни на T1, ни на T2 изображениях, потому что не содержит свободных протонов

    T1 взвешенное изображение – Патология (позвоночник)

    Наведите / выключите изображение, чтобы показать / скрыть выводы

    Нажмите на изображение, чтобы показать / скрыть результаты

    Щелкните изображение, чтобы выровнять его с верхней частью страницы

    T1-взвешенное изображение – Патология (позвоночник)
    • Потеря нормального высокого сигнала в костном мозге указывает на потерю нормы l жировая ткань и повышенное содержание воды
    • Аномально низкий сигнал на изображениях T1 часто указывает на патологический процесс, такой как травма, инфекция или рак

    T2-взвешенное изображение – Патология (позвоночник)

    Наведите / выключите изображение, чтобы показать / скрыть выводы

    Нажмите на изображение, чтобы отобразить / скрыть результаты

    Щелкните изображение, чтобы выровнять его с верхней частью страницы

    Взвешенное изображение T2 – Патология (позвоночник)
    • Те же области более белые, чем обычно, на этом изображении T2, что указывает на увеличение количества воды содержание
    • Аномальная яркость на изображении T2 указывает на заболевание, такое как травма, инфекция или рак
    • У этого пациента была множественная миелома

    Нормальные контрольные значения T1, T2, T2 * и ECV с поправкой на возраст и пол у здоровых субъектов при 3T CMR | Journal of Cardiovascular Magnetic Resonance

    В нашем исследовании сообщается о нормальных значениях сердечных T1, T2, T2 * и ECV у здоровых субъектов в возрасте 20-90 лет при 3Т, а также изучалась их возрастная и гендерная зависимость.

    Постоянные времени T1, T2 и T2 * – это фундаментальные магнитные характеристики, которые зависят от состава ткани и напряженности поля [19]. Однако измерения in vivo также могут зависеть от типа последовательности импульсов, алгоритма настройки сканера и популяции. Нормальные диапазоны, указанные в нашем исследовании, позволяют лучше выявлять патологические состояния и способствуют повышению степени стандартизации CMR. В то время как в нескольких более ранних исследованиях сообщалось о нормальном диапазоне T1, T2 и ECV у здоровых субъектов, большинство этих исследований проводилось при 1.5 T и ни одно исследование не сообщало обо всех этих значениях в одной и той же популяции. В последнее время сканеры 3T все чаще используются для CMR, но эталонные значения для 3T остаются недостаточными. В таблице 6 сравниваются наши нормальные значения T1, T2 и T2 * с ранее сообщенными [10, 20, 21, 22]. Поскольку измерения Т1 миокарда in vitro примерно на 30-40% выше при 3Т, чем при 1,5 Тл, наши значения при 3Т были выше, чем контрольные значения при 1,5 Тл, но относительно аналогичны тем, о которых сообщил фон Кнобельсдорф при 3Т [10, 23], тогда как Дабир и др. [11] сообщили о более коротких, а Kawel et al., Использующих 8 изображений коротких MOLLI [20], более длинных в T1 раз, чем мы.

    Таблица 6 Сравнение с заявленными значениями T1, T2, T2 * и ECV при 1,5 и 3 T

    Как сообщает Dabir et al. [10], но в отличие от Kawel et al. [24], наши значения ECV также были немного выше, чем те, которые сообщаются для 1.5T CMR, предполагая, что интерпретация нормальных значений этих значений должна учитывать напряженность поля. Однако возможно, что эти различия являются результатом различий в дозе или времени введения контрастного вещества.

    Миокардиальное время T2 in vitro примерно на 20% выше при 3T, чем 1,5 T. Однако измерения T2 in vivo зависят также от типа импульсной последовательности, причем GraSE дает более длительные измерения, чем T2 Prep SSFP [13]. Действительно, наши значения T2 при 3Т были аналогичны тем, которые были получены с помощью GraSE Baessler et al. [13], но выше, чем при использовании препарата Т2 SSFP von Knobelsdorff et al. [23].

    Кроме того, наше исследование является крупнейшим, чтобы описать нормальные значения T2 * при 3T, поскольку данных по измерениям T2 * при 3T недостаточно [22, 25, 26, 27].Значения Т2 * в нашем исследовании при 3Т были аналогичны значениям, сообщенным Meloni et al. [22], но немного выше, чем у Alam et al. [21].

    Интересным открытием нашего исследования была возрастная и половая зависимость T1-времени миокарда и ECV. Мы обнаружили, что T1 и ECV увеличиваются с возрастом у мужчин, но не у женщин. Кроме того, T1 и ECV были в целом выше у женщин, чем у мужчин. Потенциальным объяснением может быть возрастное увеличение интерстициального фиброза миокарда у мужчин, но не у женщин, как продемонстрировано гистопатологией [28].В литературе связь между T1 и ECV и возрастом противоречива. Действительно, возрастное увеличение T1 и ECV было также показано в двух небольших сериях [24, 29] и в большом исследовании MESA [30]. Напротив, Dabir et al. сообщили только о тенденции положительной связи между естественным T1 и возрастом при 1,5 T у мужчин [10], а Liu не сообщил о значительном влиянии возраста на T1 [31]. В случае несоответствия, Piechnik et al. [32] не показали возрастной связи между Т1 перед контрастированием и возрастом у мужчин и обратной связи между Т1 и возрастом у женщин.Также остается дискуссионным вопрос о влиянии пола на T1 и ECV. Действительно, как Пехник, так и др. [32] и исследование MESA [2] сообщили о более высоких значениях T1 и соответственно более высоких значений T1 и ECV у женщин, чем у мужчин. Напротив, Dabir [10] не обнаружил гендерных различий T1 и ECV при 1,5 Тл в общей популяции, и, соответственно, Liu et al. [31] не обнаружили гендерных различий между родным T1 при 3T у афроамериканского населения. В нашем исследовании гендерные различия в T1 и ECV сохранялись после поправки на возраст и частоту сердечных сокращений.Таким образом, результаты нашего исследования были очень похожи на те, которые сообщил Лю в исследовании MESA.

    Наше исследование также показало, что значения T2 зависят от возраста, но не зависят от пола. Эти данные в некоторой степени расходятся с данными Bönner et al. [33] при 1,5 Тл, которые продемонстрировали более высокие значения Т2 у женщин и увеличение, связанное с возрастом, а не уменьшение значения Т2, а также те, о которых сообщили von Knobelsdorff et al. [23], которые не обнаружили ни возрастной, ни половой зависимости значений Т2 у здоровых добровольцев.

    Таким образом, наше исследование предполагает, что возраст и пол необходимо принимать во внимание при интерпретации результатов картирования T1, T2 и ECV в сердце. Напротив, значения T2 * не нуждаются в корректировке для этих параметров, поскольку они не зависят от возраста или пола.

    О влиянии нескольких других параметров на значения T1, таких как расположение интересующей области, сердечная фаза [20], триглицериды, частота сердечных сокращений и ИМТ, сообщалось ранее [31]. Однако это не было подтверждено нашей настоящей работой.Действительно, мы обнаружили лишь минимальное влияние частоты сердечных сокращений на естественное время T1, но не на значения ECV, T2 и T2 *, что упростило интерпретацию результатов.

    Чтобы оценить надежность методов картирования, в нашем исследовании сообщалось не только о вариабельности T1, T2, T2 * и ECV между наблюдателями и внутри наблюдателя, но и о ежедневной изменчивости всех измерений. Хотя сообщалось о воспроизводимости повторных тестов для нативных T1 [34], T2 [11] и T2 * [21], воспроизводимость сообщалась только для 1,5 Тл, а не 3 Тл, и ни одно из предыдущих исследований не сообщало о ежедневной изменчивости ECV пока что.Воспроизводимость всех этих измерений была высокой, что подтверждает их полезность для серийного наблюдения за пациентами с течением времени, в частности, для 3T CMR.

    Наконец, наша серия также содержит скорректированные по возрасту и полу значения объемов LV и RV и массы LV. В соответствии с ранее опубликованными сериями [35, 36], мы обнаружили, что объемы LV и RV уменьшаются с возрастом и меньше у женщин, чем у мужчин. В нашем исследовании не было обнаружено влияния возраста на массу ЛЖ, но индексированная масса ЛЖ у женщин была ниже, чем у мужчин.

    Ограничения

    Это исследование одного центра и одного поставщика с умеренным размером выборки. Хотя мы пытались набрать 10 субъектов разного пола за десятилетие, нам не удалось добиться точного гендерного соответствия для каждой возрастной группы, в частности для субъектов> 80 лет, где было трудно найти субъектов мужского пола без сердечно-сосудистого анамнеза. Поэтому мы использовали многомерный анализ и сопоставление склонностей для сравнения мужчин и женщин одного возраста. Наше население на 100% составляло европеоид, и ценности для других национальностей не оценивались.

    Использование последовательностей картирования, особенно для анализа T2 * при 3T, может быть затруднено из-за большего количества артефактов, чем при 1,5 T. Следовательно, искаженные сегменты были исключены из анализа. Также мы проводили измерения только в одном срезе по короткой оси. Хотя мы не обнаружили различий между измерениями T1 и ECV, выполненными в четырехкамерной и короткоосной ориентации, мы оценили измерения T2 и T2 * в четырехкамерной проекции, а также не оценили измерения в апикальной или базальной локализации. Время ткани миокарда также может различаться для разных производителей или различных последовательностей импульсов, а также разных алгоритмов подбора, и нормальные значения, вероятно, следует проверять локально для каждого центра.Из-за более длительного времени T1 при 3 T, восстановление T1 может быть неполным для схем Молли 3- (3) -3- (3) -5, что приводит к занижению значений T1 при более высокой частоте сердечных сокращений. Схемы MOLLI, обеспечивающие полное восстановление между инверсионными импульсами, такими как 5 с- (3 с) -3 с, могут обеспечить более точную оценку T1 при 3Т и высокой частоте сердечных сокращений, но еще не были доступны в нашем исследовании. Поскольку мы наблюдали незначительную тенденцию к увеличению, а не к снижению T1 при более высокой частоте сердечных сокращений, мы не думаем, что этот эффект мог существенно повлиять на наши результаты.Кроме того, мы использовали угол поворота 35 °, который является стандартом при 1,5 Тл, в то время как другие использовали 20 ° при 3 Тл, и это может вызвать проблемы с воспроизводимостью. В нашем исследовании стандартное отклонение собственных значений T1, T2 и ECV было несколько больше, чем сообщалось ранее. Поскольку мы обнаружили, что эти значения зависят от возраста, это можно частично объяснить более широким возрастным диапазоном нашего населения. Другими возможными объяснениями являются снижение однородности поля B0 и B1 при 3 Тл, а затем при 1,5 Тл. Для Т1 большее отклонение также может быть объяснено общими более высокими значениями Т1 при 3 Тл.Также значения ECV были определены после 0,2 ммоль / кг гадубутрола, и сообщалось о несколько более низких значениях ECV при введении более низких доз контрастного вещества.

    Наконец, для повседневной воспроизводимости ECV, значения гематокрита были взяты только один раз. Таким образом, потенциальные физиологические изменения значений гематокрита изо дня в день не принимались во внимание в повседневной изменчивости этих измерений.

    Картирование T1 и T2 суставного хряща и менисков при раннем остеоартрозе коленного сустава с использованием магнитно-резонансной томографии 3 Тесла

    Pol J Radiol. 2019; 84: e549 – e564.

    Шрути Миттал, A, B, C, D, E, F Gaurav Pradhan, B, D, E, F Singh ; , Дели, Индия

    Автор, ответственный за переписку.

    A Дизайн исследования

    B Сбор данных

    C Статистический анализ

    D Интерпретация данных

    E Подготовка рукописи

    F Поиск литературы

    G Сбор средств

    Поступило 08.10.2019; Принято 12 ноября 2019 г.0 Международный (CC BY-NC-ND 4.0). Лицензия, позволяющая третьим лицам загружать статьи и делиться ими с другими, если они указывают на авторов и издателя, но без разрешения изменять их каким-либо образом или использовать их в коммерческих целях.

    Эта статья цитируется в других статьях в PMC.

    Abstract

    Цель

    3-Тесла магнитно-резонансная томография (МРТ) Т1 и Т2 картирование для обнаружения и количественной оценки хрящевого матрикса и дегенерации мениска между нормальными здоровыми добровольцами и пациентами с ранним остеоартритом.

    Материал и методы

    Было проведено проспективное исследование с участием 25 пациентов и 10 здоровых добровольцев. Пациенты с симптомами раннего остеоартрита и степенью I-II по Келлгрену-Лоуренсу на простой рентгенограмме были включены для МРТ коленного сустава. Были исключены пациенты с воспалительным артритом, инфекциями, травмами и хирургическими операциями на колене в анамнезе. Здоровые, нормальные взрослые добровольцы (желательно того же возраста и пола) без симптомов остеоартрита коленного сустава были взяты из родственников пациента / сотрудников больницы / коллег для МРТ коленного сустава.

    Результаты

    Значения времени релаксации T1 и T2 суставного хряща и менисков были значительно выше у пациентов с остеоартритом по сравнению со здоровыми добровольцами. Не было обнаружено значительных различий в морфологической толщине суставного хряща и менисков у пациентов с ранним остеоартритом и здоровых добровольцев.

    Выводы

    Картирование Т1 и Т2 – это неинвазивные методы МРТ, отражающие изменения биохимического состава хрящей и менисков. Значения T1 отражают изменения в содержании протеогликана, а значения T2 чувствительны к взаимодействию между молекулами воды и коллагеновой сеткой. Методы картирования позволяют оценить раннюю дегенерацию хряща и менискового матрикса при остеоартрите коленного сустава и помочь в начале лечения и мониторинге прогрессирования заболевания. МРТ – это чувствительный метод оценки патологических изменений суставного хряща. С использованием методов картирования T1 и T2 можно оценить коллагеновую сеть и содержание протеогликанов в суставном хряще и матриксе мениска.

    Ключевые слова: мениск коленного сустава, Т1-картирование, картирование хряща, МРТ коленного сустава, Т2-картирование.

    Введение

    Остеоартрит (ОА) – гетерогенное и многофакторное заболевание, характеризующееся, в первую очередь, прогрессирующей потерей гиалинового суставного хряща. Из всех суставов чаще всего поражается коленный сустав [1]. Патогенез ОА коленного сустава был связан с биомеханическими и биохимическими изменениями суставного хряща, которые включают неспособность противостоять нормальным механическим нагрузкам, ограниченное поступление питательных веществ, неадекватный синтез компонентов внеклеточного матрикса, повышенный синтез протеиназ и общий апоптоз хондроцитов [2] .

    Для изучения суставного хряща при его здоровье и болезнях использовались различные методы визуализации. Обычная рентгенография позволяет косвенно измерить состояние суставного хряща посредством оценки суставной щели, но не может обнаружить раннее повреждение хряща и очаговую потерю хряща [3].

    В последнее время магнитно-резонансная томография (МРТ) стала важным методом оценки патологических изменений коленного хряща [4]. МРТ чувствительна при обнаружении структурных и функциональных изменений на ранних стадиях остеоартрита, что важно для определения необходимости раннего лечения, мониторинга реакции на лечение и оценки усилий по предотвращению прогрессирования заболевания [5].

    Стандартные методы магнитного резонанса включают насыщенные жиром Т2-взвешенные, взвешенные по плотности протонов последовательности быстрого спинового эхо (FSE) и последовательности испорченного градиентного вызванного эхо-сигнала (SPGR), взвешенные по T1. Это неубедительно для количественной оценки ранних дегенеративных изменений хрящевого матрикса, таких как потеря протеогликана (PG) [6]. С появлением 3-Тесла (3T) МРТ стало возможным оценивать коллагеновую сеть и содержание протеогликанов в хрящевой матрице коленного сустава с помощью методов оценки состава, таких как картирование T2, отложенная МРТ-визуализация хряща с усилением гадолиния, визуализация T1 rho. , визуализация натрия и диффузионно-взвешенная визуализация [7].

    Наиболее достоверным биомаркером изображения МРТ является картирование Т2, которое основано на измерениях времени релаксации Т2. Это коррелирует со структурой коллагена и взаимодействием воды с внеклеточным матриксом. Небольшие изменения в гидратации и организации коллагена приводят к деградации хряща, и эти ранние результаты ОА могут быть очевидны при картировании Т2 перед любой другой стандартной процедурой [8].

    Время релаксации T1 используется в качестве альтернативного параметра для исследования биохимических изменений в хрящах [9,10].Параметр T1 описывает спин-решеточную релаксацию во вращающейся системе отсчета. Он исследует медленные взаимодействия между ограниченными движением молекулами воды и их локальным макромолекулярным окружением. Внеклеточный матрикс суставного хряща обеспечивает молекулам воды среду с ограничением движения. Таким образом, изменения внеклеточного матрикса, такие как потеря PG, отражаются в измерениях T1. И T1, и T2 могут исследовать медленное движение протонов воды, описывая различные механизмы релаксации MR, тем самым обеспечивая дополнительную информацию о макромолекулярных изменениях в хряще.

    Поскольку ОА является мультисистемным заболеванием, происхождение и прогрессирование которого связано не только с заболеванием одной ткани, например, суставного хряща, но и с заболеванием других тканей сустава, включая субхондральную кость, синовиальную оболочку, капсула и мениск. Таким образом, внимание также сосредоточено на мениске, поскольку его структура аналогична структуре гиалинового хряща [11]. Мениски и гиалиновый хрящ содержат в основном воду, коллаген и протеогликаны. Измерения времени релаксации T2 и T1 являются полезными неинвазивными методами для выявления ранней дегенерации хряща и изменений биохимического состава хряща и менисков.

    Количественная и физиологическая визуализация суставного хряща и менисков с помощью МРТ – важный шаг в исследованиях остеоартрита и важный инструмент эпидемиологических исследований и разработки методов лечения, направленных на изменение структуры хряща. С улучшением процедур шлифовки хряща и разработкой лекарств, модифицирующих заболевание при ОА, МРТ суставного хряща и менисков является многообещающим неинвазивным методом для мониторинга ранней дегенерации или восстановления хряща и ответа на терапевтические процедуры.Это позволяет клиницистам неинвазивно оценивать хрящ, обеспечивая согласованные результаты и, таким образом, предотвращая необходимость проведения артроскопии или биопсии.

    В этом исследовании мы стремимся проанализировать изменения морфологии и времен T1 и T2 релаксации суставного хряща и менисков у здоровых добровольцев и пациентов с ранним остеоартрозом коленного сустава с помощью 3T МРТ.

    3T MRI Картирование T1 и T2 для обнаружения и количественной оценки хрящевого матрикса и дегенерации мениска между нормальными здоровыми добровольцами и пациентами с ранним остеоартритом.

    Материал и методы

    Популяция

    Исследование проводилось в отделении лучевой диагностики. Это было перекрестное исследование. Исследование проводилось у 25 пациентов обоего пола с симптомами и рентгенологическими данными раннего остеоартроза коленного сустава, направленных из отделения ортопедии.

    Десять здоровых взрослых добровольцев, взятых из родственников / сотрудников больниц / коллег пациента, также были включены в исследование.

    Критерии включения

    Для пациентов

    Пациентам с клиническим подозрением на ранний остеоартрит была сделана простая рентгенограмма в стоячем положении с опорой на вес (переднезадний вид), необходимом для классификации по шкале Келлгренса-Лоуренса (KL) [12].В исследование были включены пациенты с I и II степенью KL (ранний остеоартроз).

    Для нормальных здоровых добровольцев

    Здоровых, нормальных взрослых добровольцев (желательно соответствующего возраста и пола) без симптомов остеоартрита коленного сустава были набраны из числа родственников пациента / сотрудников больницы / коллег.

    Критерии исключения

    1. Пациенты с противопоказаниями к МРТ.

      • Внутренний кардиостимулятор.

      • Имплантируемый дефибриллятор сердца.

      • Кохлеарные и глазные имплантаты.

      • Металлические имплантаты, несовместимые с MR.

      • Насосы для инфузии лекарств с электрическим программированием.

      • Внутриглазное инородное тело.

      • Аневризма и гемостатические зажимы.

      • Клаустрофобия.

    2. Пациенты, перенесшие операцию на колене в течение последнего года.

    3. Пациенты с клиническим подозрением на воспалительный артрит и остеоартрит коленного сустава, вторичный по отношению к другим причинам (т.е. острая или хроническая инфекция, травма, перелом).

    Результаты

    Первичный результат – сравнение толщины суставного хряща и менисков; и среднее время T1 и T2 релаксации хряща и менисков у пациентов с ранним остеоартрозом коленного сустава с нормальными здоровыми добровольцами.

    Методология

    Для пациентов

    Процедура была объяснена пациенту, и в каждом случае было получено информированное согласие на родном языке. Были записаны клинические данные, такие как возраст, пол, соответствующее клиническое обследование и степень KL на простой рентгенограмме коленного сустава у пациентов с ОА коленного сустава.

    Пациентам с ОА I и II степени по KL сделана МРТ коленного сустава. В случае двустороннего остеоартроза коленного сустава МРТ была проведена для коленного сустава, пораженного более серьезно.

    Для нормальных здоровых добровольцев

    Волонтерам объяснили процедуру, и в каждом случае было получено информированное согласие на родном языке. Соответствующие детали были записаны, и у здоровых добровольцев была проведена МРТ доминирующего коленного сустава. Доминирующее колено определяли, спрашивая испытуемого, какую ногу он использовал бы для удара по мячу.

    Магнитно-резонансная томография

    Исследование проводилось на МРТ 3-TESLA (MAGNETOM SKYRA). Последовательности T1 и T2, специфичные для хряща, были получены во многих плоскостях с использованием специальной 15-канальной катушки для колена в дополнение к стандартным последовательностям, упомянутым ниже:

    1. аксиальная и корональная T1-взвешенная последовательность турбо спин-эхо (TSE),

    2. сагиттальная протонная плотность, последовательность TSE с подавлением жира,

    3. трехмерная (3D) T2-взвешенная последовательность двойного эхо-сигнала в устойчивом состоянии (DESS),

    4. сагиттальная T2-взвешенная последовательность TSE,

    5. 3D T2-взвешенная испорченный градиент вызванный эхо-сигнал (SPGR),

    6. сагиттальная анатомическая карта T1,

    7. сагиттальная анатомическая карта T2,

    8. корональная T1-взвешенная последовательность восстановления с турбо инверсией (TIRM),

    Результаты МРТ были записаны и проанализированы следующим образом:

    a) Толщина хряща:

    Был проведен количественный анализ толщины суставного хряща. Суставной хрящ коленного сустава был разделен на области, как показано на рис. Рассчитывали среднюю толщину суставного хряща во всех областях.

    Регионарные подразделения суставного хряща

    Региональные подразделения суставных поверхностей.

    Бедренная кость и большеберцовая кость были разделены на медиальную (M) и латеральную (L) области, при этом трохлеарная борозда бедренной кости считалась частью области M (изображение справа). Область S представляет собой часть большеберцовой кости под шипами большеберцовой кости.Бедренная и большеберцовая поверхности подразделяются на переднюю (A), центральную (C) и заднюю (P) области (левое изображение). Область А бедренной кости соответствует пателлофеморальному сочленению; область C – это несущая поверхность, а область P – задняя выпуклость, которая сочленяется только при крайнем сгибании. Область C большеберцовой поверхности соответствует непокрытой части между передним и задним рогами мениска в центре и части, покрытой телом мениска по периферии, как показано на рис.

    б) толщина мениска:

    Медиальный и латеральный мениски подразделяются на передний рог, тело и задний рог. Толщина менисков была взята в этих трех подобластях, а затем рассчитана средняя толщина медиального и латерального менисков.

    c) Времена релаксации T1 и T2 хряща и менисков:

    Для расчета времен релаксации T1 и T2 бедренная кость и большеберцовая кость снова были разделены на медиальную и латеральную области, причем трохлеарная борозда бедренной кости считалась частью области M. .Бедренные и большеберцовые поверхности были дополнительно подразделены на переднюю, центральную и заднюю области. Измерения времени релаксации T1 и T2 были получены в соответствующих областях интереса в региональных подразделениях суставного хряща. Затем рассчитывали средние значения времени релаксации T1 и T2 для суставного хряща в различных отделах коленного сустава.

    Времена релаксации T1 и T2 также были измерены в соответствующей интересующей области в региональных подразделениях (передний рог, тело и задний рог) медиального и латерального менисков. Затем были рассчитаны средние значения T1 и T2 для обоих менисков.

    Информационный лист для пациента

    Вас приглашают принять участие в исследовательском исследовании.

    Прежде чем вы примете участие в этом исследовании, мы хотим объяснить вам его результаты и дать вам возможность задать вопросы. Пожалуйста, внимательно прочтите информацию, представленную здесь. Если вы согласны участвовать, пожалуйста, подпишите форму информированного согласия.

    Название : «Картирование Т1 и Т2 суставного хряща и менисков при раннем остеоартрите коленного сустава с использованием 3-Тесла МРТ.”

    Введение : В этом заявлении описываются цель, процедуры, преимущества, риски и неудобства исследования, а также ваше право отказаться от участия в исследовании в любой момент.

    Цель : Это исследование включает МРТ пациентов с ранним остеоартрозом коленного сустава и сравнение изменений суставного хряща и менисков с нормальными здоровыми добровольцами.

    Процедура исследования : Ваш соответствующий клинический анамнез и исследования будут записаны; Магнитно-резонансная томография будет выполняться с использованием специальной катушки для конечностей.

    Преимущества : Любая новая информация, которая появится в отношении остеоартрита коленного сустава, поможет в дальнейшем лечении этого заболевания.

    Возможные риски : В этой больнице вас будут лечить от любых нежелательных явлений или травм, связанных с исследованием, без дополнительных затрат.

    Конфиденциальность : Записи о вашем участии в исследовании будут храниться в тайне. Любая публикация данных не идентифицирует вас по имени. Подписывая форму согласия, вы разрешаете передачу ваших медицинских записей, связанных с исследованием, регулирующим органам и Институциональному этическому комитету.

    Информация об отказе от исследования : Вы имеете право отказаться от участия в исследовании в любое время в течение его курса без ущерба для вас или права вашей семьи на лечение в будущем.

    Статистический анализ

    Собранные данные были введены в электронную таблицу MS-excel, проанализированы и статистически оценены с помощью SPSS-21 (Статистический пакет для социальных наук, версия 21).

    Количественные данные выражали как среднее значение и стандартное отклонение.Нормальность распределения оценивалась с использованием критерия Шапиро-Уилка, в то время как критерий Левена использовался для определения однородности дисперсии. Средняя толщина суставного хряща и менисков была рассчитана в каждом отделе коленного сустава у здоровых добровольцев и пациентов с остеоартрозом коленного сустава. Средние значения T1 и T2 суставного хряща и менисков были рассчитаны в каждом отделе коленного сустава у здоровых добровольцев и в коленных суставах с остеоартритом.

    Качественные данные выражены в пропорциях и процентах.

    Статистические тесты значимости применялись соответственно для сравнения средней толщины хряща и мениска, а также средних значений T1 и T2 между здоровыми добровольцами и пациентами с ранним остеоартрозом коленного сустава. Данные обычно распределялись в двух группах (здоровые добровольцы и пациенты с ранним остеоартрозом), и поэтому две группы сравнивались с использованием «непарного теста t » для непрерывных переменных. P – значение <0,05 считалось статистически значимым.

    Результаты

    В исследование были включены в общей сложности 25 пациентов с симптомами и рентгенологическими данными, указывающими на ранний ОА коленного сустава, которым была проведена МРТ-визуализация 3 Тесла (MAGNETOM Skyra) с использованием 15-канальных специальных коленных катушек.

    В нашу исследовательскую группу вошли 11 мужчин (44%) и 14 женщин (56%) в возрасте от 32 до 63 лет. Большинство пациентов относились к возрастной группе 41-60 лет.

    Из 25 пациентов, включенных в исследование, все (100%) страдали болью в коленях либо с односторонней, либо с обеих сторон.Восемьдесят четыре процента сообщили о затруднениях при ходьбе и 76% сообщили о затруднениях при приседании. Из 25 пациентов с ранним остеоартрозом, у 9 (36%) был ОА I степени по KL, а у 16 ​​(64%) – ОА II степени по KL.

    Среднее и стандартное отклонение толщины хряща было рассчитано в каждом отделе колена для здоровых добровольцев и пациентов с ОА. Средняя толщина суставного хряща варьировала от 1,40 до 1,52 мм у пациентов с ОА и от 1,59 до 1,67 мм у здоровых добровольцев.Не было значимой разницы в средней толщине суставного хряща для любого отдела между пациентами с ОА и здоровыми добровольцами со значением p > 0,05 ().

    Таблица 1

    Сравнение средней толщины суставного хряща у здоровых добровольцев и пациентов с остеоартритом

    905
    Средняя толщина суставного хряща Здоровые добровольцы ( n = 10), среднее ± SD пациенты с остеоартритом ( пациенты n = 25), среднее ± стандартное отклонение p -значение
    Отсек (мм)
    MFC 1. 68 ± 0,25 1,54 ± 0,35 0,261
    MTC 1,57 ± 0,19 1,39 ± 0,29 0,084
    LFC 1,66 ± 0,327 1,5 1,66 ± 0,327 LTC 1,61 ± 0,30 1,42 ± 0,31 0,117

    Средняя толщина медиального мениска составляла от 3,39 мм до 4,31 мм у здоровых добровольцев и от 3,42 мм до 4.46 мм у пациентов с ранним остеоартрозом. Средняя толщина латерального мениска составляла от 3,25 до 4,15 мм у здоровых добровольцев и от 2,91 до 4,33 мм у пациентов с ранним ОА. Не было значимой разницы в средней толщине медиального и латерального мениска у здоровых добровольцев и у пациентов с ранним остеоартрозом коленного сустава, при значении p > 0,05 ().

    Таблица 2

    Сравнение средней толщины медиального и латерального мениска между здоровыми добровольцами и пациентами с остеоартритом

    Отсек Здоровые добровольцы ( n = 10), среднее ± SD Пациенты с остеоартритом 904 ( n = 25), среднее ± SD p – значение
    Средняя толщина (мм)
    Медиальный мениск 3. 85 ± 0,46 3,94 ± 0,52 0,641
    Боковой мениск 3,70 ± 0,45 3,62 ± 0,71 0,764

    Средние значения времени релаксации T1 для хряща, полученные в нашем исследовании От 886,59 мс до 928,25 мс для здоровых людей и от 1035,39 мс до 1141,97 мс для пациентов с ранним ОА. Значения времени релаксации T2, полученные в нашем исследовании, варьируются от 45,04 мс до 46,9 мс для здоровых добровольцев и от 54.От 11 мс до 55,03 мс для пациентов с ранним ОА. Мы наблюдали, что времена релаксации Т1 и Т2 суставного хряща были значительно выше во всех отделах коленного сустава у пациентов с ранним ОА по сравнению со здоровыми добровольцами со значением p <0,05 (и).

    Таблица 3

    Сравнение среднего времени T1 релаксации суставного хряща (в различных отделах – MFC, MTC, LFC и LTC) у здоровых добровольцев и пациентов с остеоартритом

    905 . 76 ± 129,14
    Отделения Здоровые добровольцы ( n = 10), среднее ± SD Пациенты с остеоартритом ( n = 25), среднее ± SD p -значение
    Среднее время релаксации T1 (в мс)
    MFC 1043,94 ± 129,14 0,0352
    MTC 880,34 ± 145,84 1041,71 ± 207,65 0,0321
    0,0321
    LFC 9225 9022 9022 902 905 225 LTC 924,29 ± 140,46 1141,85 ± 240,24 0,0116

    Таблица 4

    Сравнение среднего времени T2 релаксации суставного хряща (в разных отделах) у здоровых добровольцев и пациентов с остеоартритом Компартменты суставного хряща Здоровые добровольцы ( n = 10), среднее значение ± стандартное отклонение Пациенты с остеоартритом ( n = 25), среднее значение ± стандартное отклонение p -значение Среднее расслабление время (в мс) MFC 45. 79 ± 7,44 54,10 ± 11,98 0,049 MTC 45,04 ± 8,02 54,40 ± 10,70 0,016 LFC 45,79 ± 7,02 LFC 45,79 ± 7,02 LTC 47,27 ± 6,9 55,20 ± 8,90 0,016

    Было также замечено, что среднее время релаксации T2 у пациентов с ОА I степени по KL колебалось от 51.От 93 мс до 54,79 мс, а у пациентов с ОА II степени по KL значения T2 варьировались от 55,07 мс до 56,93 мс. Значения времени релаксации T2 были выше в группе KL степени II по сравнению с группой KL степени I; однако разница не была статистически значимой: значение p > 0,05 ().

    Таблица 5

    Среднее время релаксации T1 и T2 в суставном хряще у пациентов с остеоартритом по сравнению со степенями Келлгренса-Лоуренса (KL), оцененными на простых рентгенограммах

    902
    KL степень KL степень I ( n = 9) , среднее ± стандартное отклонение KL степень II ( n = 16), среднее ± стандартное отклонение p – значение
    Среднее время релаксации T1
    MFC 929. 77 ± 231,57 1094,32 ± 93,61 0,01
    MTC 927,18 ± 233,47 1106,13 ± 166,31 0,03
    LFC 901,6229 LTC 1036,09 ± 234,81 1201,34 ± 196,47 0,07
    Среднее время релаксации T2
    MFC 52,91 ± 14,29 54.70 ± 10,93 0,70
    MTC 55,41 ± 13,13 56,89 ± 9,50 0,70
    LFC 52,05 ± 11,40 9017 5622 9022 5622 ± 6,75 5622 ± 6,75 ± 11,71 56,39 ± 7,19 0,38

    Среднее время релаксации T1 у пациентов с ОА I степени по KL составляло от 920,34 мс до 1034,52 мс, а у пациентов с ОА II степени по KL значения T1 варьировались от 1092. От 47 мс до 1203,05 мс. Разница достигла статистически значимого уровня ( p <0,05) в медиальном отделе коленного сустава, тогда как достоверной разницы в значениях T1 не наблюдалось в латеральном отделе коленного сустава ( p > 0,05) ().

    Среднее время релаксации T1 медиального мениска в нашем исследовании колебалось от 610,91 мс до 969,21 мс у здоровых добровольцев и от 764,91 мс до 1272,47 мс у пациентов с ранним остеоартрозом коленного сустава ( p <0.05). Среднее время релаксации T1 латерального мениска варьировало от 611,54 мс до 1021,22 мс у здоровых добровольцев и от 790,90 мс до 1202,32 мс у пациентов с ранним ОА ( p <0,05) ().

    Таблица 6

    Сравнение среднего времени T1 релаксации медиального и латерального мениска у здоровых добровольцев и пациентов с остеоартритом

    среднее время релаксации в нашем среднем исследования варьировались от 17,14 мс до 24,94 мс у здоровых добровольцев и от 19,86 мс до 40,34 мс у пациентов с ранним остеоартрозом коленного сустава ( p <0,05). Среднее время релаксации бокового мениска T2 составляло от 17.От 8 до 27,4 мс у здоровых добровольцев и с 19,35 до 41,07 мс у пациентов с ранним ОА ( p <0,05) (). Среднее время T1 и T2 релаксации медиального и латерального мениска было значительно выше у пациентов с ОА по сравнению со здоровыми добровольцами.

    Таблица 7

    Сравнение среднего времени T2 релаксации медиального и латерального мениска у здоровых добровольцев и пациентов с остеоартритом

    Отсек Здоровый доброволец ( n = 10), среднее ± стандартное отклонение пациентов с остеоартритом (90 n = 25), среднее ± SD p -значение
    Среднее время релаксации T1 (в мс)
    Медиальный мениск Среднее ± SD 790. 06 ± 179,15 1018,69 ± 253,78 0,014
    Боковой мениск Среднее значение ± стандартное отклонение 816,38 ± 204,84 996,62 ± 205,70 0,025
    Отсек Здоровый доброволец | ( n = 10), среднее ± SD Пациенты с остеоартритом ( n = 25), среднее ± SD p -значение
    Среднее время релаксации T2 (в мс)
    Медиальный мениск 21.04 ± 3,9 30,10 ± 10,24 0,010
    Боковой мениск 22,60 ± 4,8 30,21 ± 10,86 0,041

    Обсуждаемая матрица

    для выявления хрящевой ткани. дегенерация мениска у пациентов с признаками, указывающими на ранний ОА коленного сустава, и для сравнения их с нормальными здоровыми добровольцами.

    В исследование были включены в общей сложности 25 пациентов с симптомами и рентгенологическими данными, указывающими на ранний ОА коленного сустава, из них 11 мужчин (44%) и 14 женщин (56%) в возрасте от 32 до 63 лет. годы.Это соответствовало результатам поперечного исследования, проведенного Singh et al . [13] в индийском населении, который заявил, что ОА коленного сустава чаще встречается у женщин, чем у мужчин, и его распространенность увеличивается с возрастом.

    Клиническая картина пациентов

    У всех обследованных пациентов была боль в коленях либо с односторонней, либо с обеих сторон. У нескольких пациентов, кроме того, были трудности с ходьбой, затруднением приседания, скованностью и припухлостью в коленных суставах.Это согласуется с предыдущим исследованием, проведенным Альтманом и др. . [14], которые заявили, что ОА неизменно сопровождается болью в суставах в дополнение к другим симптомам, таким как скованность суставов, трудности при приседании и отек суставов.

    Простые рентгенограммы были получены для пациентов с клиническими симптомами ОА коленного сустава в положении стоя, с нагрузкой (переднезадний вид), а оценка ОА коленного сустава проводилась по шкале Келлгрена и Лоуренса [15] (KL оценка). Пациенты с ранним остеоартритом на обычных рентгенограммах, т.е.е. KL степени I и KL степени II были включены в исследование. Из 25 пациентов, обследованных на раннюю стадию ОА, девять (36%) имели ОА I степени по KL и 16 (64%) имели ОА II степени по KL.

    Сравнение средней толщины суставного хряща у здоровых людей и пациентов с ранним остеоартрозом коленного сустава

    Среднее и стандартное отклонение толщины хряща были рассчитаны в каждом отделе коленного сустава для здоровых добровольцев и пациентов с ОА (и). Существенной разницы в средней толщине суставного хряща для любого отдела между пациентами с ОА и здоровыми добровольцами не наблюдалось ( p > 0. 05). Уотсон и др. . [16] провели исследование, в котором у некоторых пациентов с остеоартритом наблюдалось утолщение хряща, а у других – его потеря. Фактическое начало процесса заболевания четко не определено, что представляет собой серьезную проблему при оценке морфологии хряща у пациентов с ранним остеоартрозом. Из-за медленного прогрессирования заболевания [17] трудно определить правильное «временное окно», в котором происходит дегенерация и деформация хряща, а ограничения поперечного анализа также возникают из-за большой межсубъектной изменчивости нормального хряща. толщина.Это увеличило вариабельность продольных наблюдений и существенно снизило возможность демонстрации эффективности методов лечения, изменяющих структуру.

    A ) Простая переднезадняя рентгенограмма правого коленного сустава, показывающая сужение медиальной суставной щели – оценка KL I1. B ) Сагиттальное T1-взвешенное изображение SPGR показывает истончение медиального бедренного и большеберцового суставного хряща. C ) Сагиттальное T1-взвешенное изображение SPGR показывает истончение латерального бедренного и большеберцового суставного хряща. D ) Сагиттальное T2-взвешенное изображение DESS, показывающее медиальный бедренно-большеберцовый отсек (средняя толщина суставного хряща в MFC ~ 1,28 мм и MTC ~ 0,83 мм). E ) Соответствующая сагиттальная карта T1 с цветовой кодировкой медиального феморо-тибиального компартмента (среднее время релаксации T1 суставного хряща [в области интереса 1, 2 и 3] для MFC ~ 1084,57 мс и [в области интереса 4, 5 и 6] MTC ~ 936,3 мс). F ) Цветная сагиттальная Т2-карта медиального бедренно-большеберцового компартмента (среднее время Т2 релаксации суставного хряща (в области интереса 1, 2 и 3) для MFC ~ 60.25 мс и (в области интереса 4, 5 и 6) для MTC ~ 55,71 мс] G ) Сагиттальное T2-взвешенное изображение DESS, показывающее латеральный бедренно-большеберцовый отсек (средняя толщина суставного хряща в LFC ~ 1,76 мм и LTC ~ 4,36 мм) . H ) Соответствующая цветная сагиттальная карта Tl латерального бедренно-большеберцового компартмента (среднее время релаксации T1 суставного хряща [в области интереса 1, 2 и 3] для LFC ~ 1052,53 мс и [в области интереса 4, 5 и 6] для LTC ~ 1189,78 мс). I) Цветная сагиттальная карта Т2 латерального бедренно-большеберцового компартмента (среднее время релаксации Т2 суставного хряща [в области интереса 1, 2 и 3] для LTC ~ 59.6 мс и [в области интереса 4, 5 и 6] для LTC ~ 63,91 мс). J ) Корональное T1-взвешенное STIR-изображение показывает среднюю толщину тела медиального мениска. K ) Сагиттальное изображение SPGR, взвешенное по T1, показывает среднюю толщину переднего и заднего рогов медиального мениска L ) и M ) Сагиттальная карта T1 с цветовой кодировкой показывает среднее время релаксации T1 (в ROI 1, 2 и 3) медиального мениска. мениск ~ 911,34 мс. N ) и O ) Цветная сагиттальная карта T2 показывает среднее время релаксации T2 (в области интереса 1, 2 и 3) медиального мениска ~ 27. 54 мс. P ) Корональное T1-взвешенное изображение STIR показывает среднюю толщину тела бокового мениска ( Q ). Сагиттальное изображение SPGR, взвешенное по T1, показывает среднюю толщину переднего и заднего рогов бокового мениска R ) и S ) Цветная карта сагиттального T1 показывает среднее время релаксации T1 (в области интереса 1, 2 и 3) бокового мениска ~ 797,01 мс . T ) и U ) Цветная сагиттальная карта T2 показывает среднее время релаксации T2 (в области интереса 1, 2 и 3) бокового мениска ~ 24.58 мс

    A ) Сагиттальное T2-взвешенное изображение DESS показывает медиальный бедренно-большеберцовый отсек (средняя толщина суставного хряща в MFC ~ 1,5 мм и MTC ~ 1,15 мм). B ) Соответствующая сагиттальная карта T1 с цветовой кодировкой медиального бедренно-большеберцового компартмента (среднее время релаксации T1 суставного хряща [в области интереса 1, 2 и 3] для MFC ~ 895,3 мс и [в области интереса 4, 5 и 6] для MTC ~ 854,81 мс). C ) Цветная сагиттальная Т2-карта медиального бедренно-большеберцового компартмента (среднее время Т2 релаксации суставного хряща [в области интереса 1, 2 и 3] MFC ~ 36.3 мс и [в ROI 4, 5 и 6] для MTC ~ 33,18 мс). D ) Сагиттальное T2-взвешенное изображение DESS показывает латеральный бедренно-большеберцовый отсек (средняя толщина суставного хряща в LFC ~ 2,25 мм и LTC ~ 2,03 мм). E ) Соответствующая сагиттальная карта T1 с цветовой кодировкой латерального бедренно-большеберцового компартмента (среднее время релаксации T1 суставного хряща [в области интереса 1, 2 и 3] для LFC ~ 946,26 мс и [в области интереса 4, 5 и 6] для LTC ~ 928,1 мс). F ) Цветная сагиттальная карта Т2 латерального бедренно-большеберцового компартмента (среднее время релаксации Т2 суставного хряща [в области интереса 1, 2 и 3] для LFC ~ 38.21 мс и [в области интереса 4, 5 и 6] для LTC ~ 40,1 мс) G ) Корональное T1-взвешенное изображение STIR показывает среднюю толщину тела медиального мениска. H ) Сагиттальное T1-взвешенное изображение SPGR показывает среднюю толщину переднего и заднего рогов медиального мениска. I ) и J ) Цветная сагиттальная карта Tl показывает среднее время релаксации T1 (в области интереса 1, 2 и 3) медиального мениска ~ 598,45 мс. K ) и L ) Цветная сагиттальная карта T2 показывает среднее время релаксации T2 (в области интереса 1, 2 и 3) медиального мениска ~ 14.63 мс. M) Корональное T1-взвешенное изображение STIR показывает среднюю толщину тела бокового мениска. N ) Сагиттальное T1-взвешенное изображение SPGR показывает среднюю толщину переднего и заднего рогов бокового мениска. O ) и P ) Цветная сагиттальная карта T1 показывает среднее время релаксации T1 (в области интереса 1, 2 и 3) бокового мениска ~ 603,31 мс. Q ) и R ) Цветная сагиттальная карта T2 показывает среднее время релаксации T2 (в области интереса 1, 2 и 3) бокового мениска ~ 17. 46 мс

    Сравнение средней толщины медиального и латерального мениска у здоровых людей и пациентов с ранним остеоартрозом коленного сустава

    В нашем исследовании среднее и стандартное отклонение толщины медиального и латерального мениска были рассчитаны для здоровых добровольцев и пациентов с ОА ( а также ). Было замечено, что не было значительной разницы в средней толщине медиального и латерального мениска у здоровых добровольцев и пациентов с ранним остеоартрозом коленного сустава ( p> 0.05).

    Это согласуется с исследованием, проведенным Wirth et al . [18] в 2010 году, в котором были вычислены трехмерные параметры для описания формы, положения и интенсивности сигнала всего мениска и его трех подобластей (тела, переднего и заднего рога). Их ключевые результаты включали наблюдение, что наблюдается больший размер (т.е. объем, площади поверхности и толщина), увеличенная медиальная экструзия (т.е. большее расстояние экструзии, большая площадь мениска, не покрытая большеберцовой поверхностью) и повышенная интенсивность сигнала медиального мениска. при остеоартрите, чем при остеоартрите колен, особенно в теле мениска.Однако разница не оказалась значительной. Мениск обычно бывает толще в коленях с остеоартритом, чем в здоровых коленях. Это связано с тем, что мениски могут набухать с дегенерацией и разрывами, что, как известно, чаще встречается при ОА, чем при здоровых коленях [19]. Юнг и др. . [20] также провели исследование в 2010 году с двумерными измерениями высоты мениска и обнаружили, что гипертрофия мениска часто связана с поздними стадиями остеоартрита.

    Сравнение среднего времени релаксации T1 и T2 суставного хряща между здоровыми добровольцами и пациентами с ранним остеоартрозом коленного сустава

    В этом исследовании мы наблюдали, что среднее время расслабления T1 и T2 суставного хряща значительно увеличивалось у пациентов с ОА по сравнению со здоровым контролем (и). Значения времени релаксации T1 и T2 также увеличивались с тяжестью рентгенологического ОА и дегенерации хряща на МРТ.

    Различные исследования пытались найти корреляцию между временем релаксации T2 и биохимическими изменениями в хряще. Баум и др. . [21] провели исследование в 2013 году и продемонстрировали, что значения времени релаксации T2 хряща были значительно увеличены у пациентов с рентгенологическим ОА и очаговыми поражениями колена по сравнению с пациентами без рентгенологического ОА. Они также продемонстрировали, что субъекты с болью в коленях и факторами риска, такими как избыточный вес / ожирение, имели значительно более высокие значения Т2 по сравнению с контрольными субъектами. Значения T2 в основном зависят от содержания коллагена, его ориентации и содержания воды в хряще.Было замечено, что потеря PG является инициирующим событием при раннем OA, в то время как ни содержание, ни тип коллагена не изменяются при раннем OA. Предыдущие исследования in vitro показали, что уровень Т2 плохо коррелирует с содержанием протеогликана (PG) [22,23], а расщепление PG не оказывает значительного влияния на значения T2 [8]. Следовательно, отсутствие специфичности для количественной оценки потери PG делает картирование Т2 менее привлекательным для раннего выявления дегенерации хряща. Угловая зависимость значений T2 от внешнего магнитного поля также затрудняла определение нормального вида карт T2.В результате трудно применять значения T2 для количественной оценки дегенерации хряща в продольном направлении, а клинические результаты, полученные с помощью количественного определения T2, остаются неубедительными.

    Время релаксации T1 – это альтернативный способ неинвазивной оценки биохимических изменений хрящевого матрикса. Было замечено, что среднее время релаксации T1 суставного хряща было значительно выше во всех отделах коленного сустава у пациентов с ранним ОА по сравнению со здоровыми добровольцами ( p <0.05) . Duvvuri и др. . [24] впервые описали измерение времени релаксации T1 во вращающейся рамке (T1r) в суставном хряще, продемонстрировав, что T1r был больше в обедненном протеогликаном бычьем хряще, чем в образцах нормального хряща. Несколько лет спустя Млынарик и др. . [25] измерили Т2, Т1 и Т1 с помощью Gd-DTPA (модифицированный метод dGEMRIC) в образцах суставного хряща после замены сустава, чтобы определить влияние истощения протеогликана на время релаксации протонной МРТ. Время релаксации T1r было похоже на T2 как по величине, так и по пространственному изменению по хрящу, при этом области фибрилляции имели большее время, чем нефибриллированные области. Они заметили, что существует несколько факторов, которые вносят вклад в вариации T1r, включая ориентацию коллагеновых волокон и концентрацию коллагена, протеогликана и, возможно, других макромолекул. Дальнейшие исследования проведены Makela et al . [26] и Дуввури и др. . [27] предположили, что обмен протонами между химически смещенными группами NH и OH PG и тканевой водой может быть важным механизмом релаксации, вносящим вклад в релаксацию T1.Следовательно, время релаксации T1 более специфично для изменений PG в хрящевом матриксе на ранних стадиях ОА.

    Regatte и др. . [22] также обнаружили, что Т1-взвешенная МРТ более чувствительна к истощению протеогликанов, чем Т2-взвешенная МРТ. Эти данные предполагают, что T1 может быть полезным показателем при оценке ОА, особенно при ранней дегенерации, когда, как предполагается, происходят значительные изменения протеогликана.

    Было обнаружено, что значения T2 выше у пациентов с KL степени II по сравнению с KL степени I; однако разница не оказалась значимой ( p > 0.05) . Это согласуется с предыдущим исследованием, проведенным Dunn et al . [28] коррелировали значения Т2 in vivo и тяжесть заболевания ОА, определяемую по шкале KL. Исследование показало, что значения Т2 были значительно повышены при ОА легкой степени по сравнению со здоровым контролем, хотя наблюдалась тенденция к увеличению значений Т2 от легкого ОА к тяжелому ОА, но эта разница не была значимой.

    Было обнаружено, что средние значения T1 выше у пациентов с KL степени II по сравнению с KL степени I.В нашем исследовании разница достигла значимого уровня ( p <0,05) в медиальном отделе коленного сустава, тогда как в латеральном отделе коленного сустава значимой разницы в значениях T1 не наблюдалось ( p > 0,05) . Предварительные исследования in vivo показали увеличение значений времени релаксации T1 хряща у пациентов с ОА по сравнению со здоровыми людьми из контрольной группы. Ли и др. . [9] провели исследование в 2005 году и продемонстрировали, что значения T1 также увеличиваются с увеличением тяжести ОА; однако разница не была значительной.

    В нашем исследовании мы наблюдали, что значения T1 суставного хряща у пациентов с ОА степени II по KL были значительно выше, чем у пациентов с ОА степени I по KL в медиальном отделе коленного сустава. Это различие было связано с небольшим размером выборки пациентов в нашем исследовании и вариациями в расчете времени релаксации T1 в различных областях, представляющих интерес. Результаты нашего сравнительного исследования показывают, что методы T1 и T2 чувствительны к дегенерации хряща. Поскольку методы МРТ-картирования T1 и T2 представляют два механизма релаксации в тканях, они предоставляют дополнительную информацию о дегенерации хряща.Сочетание этих двух методов и информации расширяет нашу способность обнаруживать раннюю дегенерацию хряща, а также различать различные стадии дегенерации.

    Сравнение среднего времени релаксации T1 и T2 медиального и латерального менисков между здоровыми добровольцами и пациентами с ранним остеоартрозом коленного сустава

    В нашем исследовании мы наблюдали, что среднее время расслабления T1 и T2 медиального и латерального мениска было значительно выше у здоровых добровольцев и пациентов с ранним остеоартритом коленного сустава. пациентов с ОА по сравнению со здоровыми добровольцами ( p > 0.05).

    T1 сильно коррелирует с содержанием PG в хряще [29], а концентрация PG в мениске сравнительно низкая, примерно 1-2% [30]. Поскольку потеря PG является инициирующим событием в раннем OA, и тот факт, что ни содержание, ни тип коллагена в хряще не изменяются во время раннего OA [31], параметр T1, по-видимому, хорошо подходит для дифференциации пациентов с ранним OA. ОА от здоровых контрольных субъектов. Кришнан и др. . [32] проанализировали Т1 контрастного вещества на основе гадолиния в мениске и взаимосвязь между этим параметром и Т1 отсроченного контрастного вещества на основе гадолиния в суставном хряще при МР-визуализации наборов данных хряща с усилением гадолиния.Результаты их исследования показали, что значения T1 мениска значительно коррелировали со значениями суставного хряща, потенциально демонстрируя связанные дегенеративные процессы в коленном суставе.

    В исследовании, проведенном Baum et al . [21] в 2013 году было продемонстрировано, что значения времени релаксации T2 мениска были значительно увеличены у пациентов с рентгенологическим ОА и очаговыми поражениями колена по сравнению с пациентами без рентгенологического ОА. Значения T2 чувствительны к взаимодействиям между молекулами воды и макромолекулярной концентрацией и структурой внеклеточного матрикса, которые основаны на содержании, ориентации и анизотропии коллагена [33].По сравнению с суставным хрящом, в котором концентрация коллагена 2 типа составляет 10-20%, мениск имеет более высокую концентрацию коллагена 1 типа примерно на 15-25%. Более высокая концентрация коллагена в мениске также объясняет более низкие значения T2 мениска по сравнению со значениями T2 хряща. В большинстве исследований по этому вопросу сообщается, что истощение PG мало влияет на значения T2; следовательно, корреляция T2 с PG остается спорной [23].

    Различия в средних временах релаксации T1 и T2 между здоровыми добровольцами и пациентами с ОА отражают дегенерацию в матриксе менисков пациентов с остеоартрозом коленного сустава. Следовательно, рассчитанные значения T1 и T2 в менисках могут использоваться в качестве биомаркеров для диагностики раннего ОА, то есть стадии заболевания, на которой потенциальные терапевтические вмешательства могут быть наиболее полезными.

    Выводы

    Из нашего исследования были сделаны следующие выводы:

    • В наше исследование вошли 25 пациентов с ранним остеоартрозом коленного сустава (степень I и II по KL) и 10 здоровых добровольцев. Большинство пациентов составляли женщины, возраст большинства пациентов составлял 40-60 лет.

    • В нашем исследовании не было существенной разницы ( p > 0,05) в средней толщине суставного хряща и менисков среди разных возрастных групп пациентов с ранним ОА и здоровых добровольцев.

    • Среднее время T1 и T2 релаксации суставного хряща было значительно выше ( p < 0,05) во всех отделах коленного сустава у пациентов с ОА по сравнению со здоровыми добровольцами.

    • Среднее время T1 релаксации суставного хряща увеличивается с тяжестью остеоартрита. Значения T1 были значительно выше ( p <0,05) в медиальном отделе коленного сустава у пациентов с ОА степени II по KL по сравнению с пациентами с ОА степени I по KL, тогда как значимых различий для значений времени релаксации T1 у пациентов не наблюдалось. боковой отсек коленного сустава.

    • Средние значения времени релаксации T2 суставного хряща также показали тенденцию к увеличению с тяжестью остеоартрита. Однако в нашем исследовании нет значимой разницы ( p > 0.05) наблюдалась в значениях Т2 суставного хряща у пациентов с ОА II степени по сравнению с пациентами с ОА I степени среди всех отделов коленного сустава.

    • Средние значения времени релаксации T1 и T2 медиального и латерального мениска были значительно выше ( p <0,05) у пациентов с ОА по сравнению со здоровыми добровольцами.

    • Было замечено, что у некоторых пациентов с ОА наблюдается утолщение хряща, тогда как у других наблюдается потеря хряща. Фактическое начало заболевания четко не определено, и из-за медленного прогрессирования заболевания нет правильного окна, в течение которого происходят изменения морфологии хряща. Эти факторы создают серьезную проблему при измерении изменений морфологии хряща.

    • Значения времени релаксации T1 специфичны для изменений содержания протеогликанов в суставном хряще и менисках. Потеря протеогликана является исходным событием при раннем ОА. Таким образом, картирование T1 – это неинвазивный метод оценки биохимических изменений хрящей и менисков у пациентов с ранним ОА.

    • Значения T2 чувствительны к взаимодействию между молекулами воды и макромолекулярной концентрацией и структурой внеклеточного матрикса, которые основаны на содержании, ориентации и анизотропии коллагена.Мениски имеют более высокую концентрацию коллагена 1 типа (~ 15-25%) по сравнению с суставным хрящом, в котором концентрация коллагена 2 типа составляет ~ 10-20%. Потеря PG является инициирующим событием при раннем OA, в то время как ни содержание, ни тип коллагена не изменяются при раннем OA. Отсутствие специфичности для количественной оценки потери PG делает картирование Т2 менее привлекательным для раннего выявления дегенерации хряща. Трудно применять значения T2 для количественной оценки дегенерации хряща в продольном направлении, и клинические результаты, полученные с помощью количественного определения T2, остаются неубедительными.

    • Визуализация Т1 и Т2 – это потенциальные методы МРТ, которые отражают изменения в биохимическом составе суставного хряща и менисков. Эти неинвазивные методы помогают в оценке ранних дегенеративных изменений хряща и менискового матрикса у пациентов с ранним остеоартрозом коленного сустава. Эти методы также помогают в начале лечения и в мониторинге прогрессирования заболевания и последующих операциях по восстановлению хрящевой ткани и восстановлению поверхности.

    Раскрытие информации

    Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

    Список литературы

    1. Felson DT. Эпидемиология остеоартроза. В: Брандт К.Д., Доэрти М., Ломандер Л.С., редакторы. Остеоартроз. Оксфорд: издательство Оксфордского университета; 1998. С. 13–22. [Google Scholar] 3. Роджерс Дж., Ватт И., Дьеп П. Сравнение визуального и рентгенологического обнаружения костных изменений в коленном суставе. BMJ. 1990; 300: 367–368. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 4. Crema MD, Roemer FW, Marra MD и др. Суставной хрящ в колене: современные методы визуализации MR и их применение в клинической практике и исследованиях.RadioGraphics. 2011; 31: 37–61. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 5. Disler DG, Recht MP, Mccauley TR. МРТ суставного хряща. Skeletal Radiol. 2000. 29: 367–377. [PubMed] [Google Scholar] 6. Грей М.Л., Экштейн Ф., Петерфи С. и др. К визуализации биомаркеров остеоартрита. Clin Orthop Relat Res. 2004; 427 (Дополнение): S175–81. [PubMed] [Google Scholar] 7. Мейер Дж. С., Харамилло Д. МРТ-визуализация опорно-двигательного аппарата в клинике магнитно-резонансной визуализации 3 T. N Am. 2008. 16: 533–545. [PubMed] [Google Scholar] 8.Ниеминен М.Т., Тёйрас Дж., Риппо Дж. И др. Количественная МР-микроскопия ферментативно деградированного суставного хряща. Magn Reson Med. 2000. 43: 676–681. [PubMed] [Google Scholar] 9. Регат Р.Р., Акелла С.В., Уитон А.Дж. и др. 3D-T1rрелаксационное картирование суставного хряща: оценка in vivo ранних дегенеративных изменений у пациентов с симптоматическим остеоартритом. Acad Radiol. 2004; 11: 741–749. [PubMed] [Google Scholar] 10. Li X, Han E, Ma C и др. In vivo 3T-спиральная визуализация на основе многосрезового T (1rho) картирования коленного хряща при остеоартрите.Magn Reson Med. 2005; 54: 929–936. [PubMed] [Google Scholar] 11. Брандт К.Д., Радин Э.Л., Дьепп П.А. и др. Еще одно свидетельство того, что остеоартрит не является заболеванием хряща. Ann Rheum Dis. 2006; 65: 1261–1264. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 12. Эмрани П., Кац Дж., Кесслер С. и др. Сужение суставной щели и прогрессирование Келлгрена-Лоуренса при остеоартрите коленного сустава: синтез аналитической литературы. Хрящевой артроз. 2008. 16: 873–882. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 13. Пал С.П., Сингх П. , Чатурведи С. и др.Эпидемиология остеоартроза коленного сустава в Индии и связанные с этим факторы. Индийский J Orthop. 2016; 50: 518–522. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 14. Альтман Р., Аш Э., Блох Д. и др. Разработка критериев классификации и отчетности по остеоартриту. Классификация остеоартроза коленного сустава. Комитет по диагностическим и терапевтическим критериям Американской ассоциации ревматизма. Rheum артрита. 1986; 29: 1039–1049. [PubMed] [Google Scholar] 16. Уотсон П.Дж., Карпентер Т.А., Холл Л.Д. и др.Набухание и потеря хряща на спонтанной модели остеоартрита, визуализированной с помощью магнитно-резонансной томографии. Хрящевой артроз. 1996. 4: 197–207. [PubMed] [Google Scholar] 17. Кальво Э., Паласиос I, Дельгадо Э. и др. МРТ высокого разрешения выявляет отек хряща на ранних стадиях экспериментального остеоартрита. Хрящевой артроз. 2001; 9: 463–472. [PubMed] [Google Scholar] 18. Вирт В., Фробелл Р. Б., Соуза Р. Б. и др. Трехмерный количественный метод измерения формы, положения и интенсивности сигнала мениска с использованием МР-изображений: пилотное исследование и предварительные результаты при остеоартрите коленного сустава. Magn Reson Med. 2010; 63: 1162–1171. [PubMed] [Google Scholar] 19. Хантер DJ, Zhang YQ, Niu JB и др. Связь патологических изменений мениска с потерей хряща при симптоматическом остеоартрите коленного сустава. Rheum артрита. 2006; 54: 795–801. [PubMed] [Google Scholar] 20. Юнг К.А., Ли С.К., Хван С.Х. и др. Высокая частота гипертрофии мениска у лиц с запущенным варусным остеоартритом коленного сустава. Rheumatol Int. 2010. 30: 1325–1333. [PubMed] [Google Scholar] 21. Баум Т., Джозеф Дж. Б., Карампинос Д. К. и др. Время релаксации T2 хряща и мениска как неинвазивный биомаркер остеоартрита коленного сустава и процедур восстановления хряща.Хрящевой артроз. 2013; 21: 1474–1484. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 22. Regatte RR, Акелла С.В., Бортакур А. и др. Изменения в картах поперечной релаксации хряща, вызванные истощением протеогликана: сравнение T2 и T1rho. Acad Radiol. 2002; 9: 1388–1394. [PubMed] [Google Scholar] 23. Тоффанин Р., Млинарик В., Руссо С. и др. Истощение протеогликанов и параметры магнитного резонанса суставного хряща. Arch Biochem Biophys. 2001; 390: 235–242. [PubMed] [Google Scholar] 24. Дуввури У., Редди Р., Патель С.Д. и др.T1rho-релаксация в суставном хряще: эффекты ферментативной деградации. Magn Reson Med. 1997; 38: 863–867. [PubMed] [Google Scholar] 25. Млинарик В., Траттниг С., Хубер М. и др. Роль времени релаксации в мониторинге истощения протеогликанов в суставном хряще. J. Магнитно-резонансная томография. 1999; 10: 497–502. [PubMed] [Google Scholar] 26. Mäkelä HI, Gröhn OH, Kettunen MI, et al. Обмен протонов как механизм релаксации для T1 во вращающейся рамке в растворах нативного и иммобилизованного белка. Biochem Biophys Res Commun.2001; 289: 813–818. [PubMed] [Google Scholar] 27. Дуввури У., Гольдберг А., Кранц Дж. И др. Дисперсия магнитной релаксации воды в биологических системах: вклад протонного обмена и последствия для неинвазивного обнаружения деградации хряща. Proc Natl Acad Sci U S. A. 2001; 98: 12479–12484. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 28. Данн Т., Лу И, Джин Х и др. Время релаксации хряща T2 при МРТ: сравнение с тяжестью остеоартрита коленного сустава. Радиология. 2004. 232: 592–598.[Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 29. Акелла С., Регат Р. Р., Гугутас А. Дж. И др. Вызванные протеогликаном изменения в T1rрелаксации суставного хряща при 4Т. Magn Reson Med. 2001; 46: 419–423. [PubMed] [Google Scholar] 31. Моу В., Хейскес Р. Основы ортопедической биомеханики и механобиологии. 1-е изд. Филадельфия: Липпинкотт Уильямс и Уилкинс; 2005. [Google Scholar] 32. Кришнан Н., Шетти С.К., Уильямс А. и др. Отсроченная магнитно-резонансная томография мениска с усилением гадолиния: индекс дегенерации ткани мениска? Rheum артрита.2007. 56: 1507–1511. [PubMed] [Google Scholar] 33. Liess C, Lüsse S, Karger N и др. Обнаружение изменений содержания воды в хрящах с помощью МРТ Т2-картирования in vivo. Хрящевой артроз. 2002; 10: 907–913. [PubMed] [Google Scholar]

    Сравнение нативного картирования T1 и T2 миокарда при 1,5T и 3T у здоровых добровольцев

    Резюме

    Предпосылки

    Картирование нативных T1 и T2 миокарда является многообещающим методом количественной оценки диффузных патологий миокарда; однако из-за противоречивых данных относительно нормальных значений рутинная клиническая реализация этого метода все еще остается сложной задачей.

    Методы

    Для оценки этой ситуации в повседневной клинической практике были изучены характеристики нормальных значений, полученные у 60 здоровых добровольцев, прошедших магнитно-резонансную томографию (МРТ) на сканерах 1.5T и 3T. Использовались T1-модифицированные последовательности восстановления с инверсией взгляда-шкафчика (MOLLI; 5 (3) 3; модифицированные для более высокой частоты сердечных сокращений) и подготовленные градиент-спин-эхо (GraSE), управляемые навигатором T2.

    Результаты

    В то время как возраст и индекс массы тела не влияли на время релаксации, была обнаружена зависимость от пола и частоты сердечных сокращений, показывающая более высокие значения T1 и T2 у женщин, тогда как при более высоких значениях частоты пульса увеличение времени T1 и сокращение времени расслабления T2 был найден.Особенно подвержены артефактам измерения Т2 на 3Т и нижнебоковой стенке. В индивидуальных настройках среднее время релаксации для T1 составляло 995,8 ± 30,9 мс при 1,5T, 1183,8 ± 37,5 мс при 3T и 55,8 ± 2,8 мс при 1,5T и 51,6 ± 3 мс при 3T для T2, что указывает на высокую зависимость эталонных значений от МРТ. протокол по сравнению с литературой. Кроме того, как предполагалось, средние значения T1 и T2 коррелировали у одного и того же человека.

    Выводы

    Время релаксации T1 и T2 зависит от физиологических факторов и особенно от протоколов МРТ.Следовательно, контрольные значения должны проверяться индивидуально в каждом радиологическом учреждении перед внедрением протоколов картирования в повседневную клиническую практику. Корреляция средних значений T1 и T2 у одного и того же пробанда при обеих величинах поля указывает на воспроизводимость внутри индивидуума.

    Ключевые слова: Сердце, МРТ, Норма, напряженность поля

    Введение

    Магнитно-резонансная томография сердца (КМРТ) – золотой стандарт неинвазивной характеристики ткани миокарда [1]; однако ранние, незаметные или диффузные изменения ткани миокарда могут не быть очевидными при использовании позднего усиления гадолиния или обычных методов сканирования, которые зависят от относительной разницы в интенсивности сигнала между пораженной и соседней, непораженной тканью миокарда [2]. Между тем широкое распространение получили методы релаксометрии [2–4]. Методы картирования позволяют избежать зависимости от визуального различения различий в интенсивности сигналов. Они позволяют напрямую измерять время спин-решеточной релаксации T1 или время спин-спиновой релаксации T2 в миллисекундах и количественно определять сигнал каждого воксела в стандартизированной шкале. Время релаксации зависит от содержания воды в ткани и позволяет провести дальнейшую характеризацию ткани. Время релаксации различается в разных тканях, но также в пределах одной и той же ткани, претерпевающей патофизиологические изменения (например,грамм. воспаление, ишемия, отек и фиброз) [2]. Кроме того, неулучшенные измерения T1 позволяют обнаруживать различные вещества, изменяющие T1, такие как липиды при болезни Андерсона-Фабри, белки при сердечном амилоидозе или отложения железа при гемохроматозе [5–7]. Кроме того, было показано, что измерения нативного Т1-картирования достоверно предсказывают смертность от всех причин и события сердечной недостаточности при неишемической кардиомиопатии [8].

    Методики T2-взвешенного (T2w) CMRI и T2-взвешенного восстановления с инверсией короткого тау-белка (STIR) являются хорошо зарекомендовавшими себя последовательностями для обнаружения отека миокарда [9], чтобы отличить острые от хронических изменений миокарда [10, 11].Количественный подход Т2-картирования является надежной, точной и быстрой альтернативой обычным последовательностям T2w и STIR для выявления отека при острой воспалительной кардиомиопатии. Этот метод может даже контролировать воспаление миокарда при лечении миокардита [12], что имеет важное клиническое значение. Кроме того, он играет роль в диагностике инфаркта миокарда, преодолевая некоторые ограничения традиционной визуализации T2w [4], такие как чувствительность к движению миокарда, изменение интенсивности поверхностной спирали, высокий субэндокардиальный сигнал от статической крови, неполное подавление крови и интер-ридер. или вариабельность внутри читателя [13].

    Важным аспектом методов картирования является то, что полученная информация имеет прогностическое значение. Патологию можно не только обнаружить, но и количественно оценить, а в процессе лечения можно отслеживать течение заболевания. Следовательно, методы картирования могут действовать как биомаркеры для облегчения принятия диагностических решений (например, перегрузка железом, болезнь Андерсона-Фабри) [14].

    Несмотря на обнадеживающие результаты в литературе, рутинная реализация этого метода остается сложной задачей.Это может быть связано с противоречивыми данными относительно нормальных значений. Недавние публикации предполагают, что даже в сложных медицинских учреждениях на времена релаксации T1 и T2 влияет множество технических факторов, факторов получения изображений и зависимости от пациента [15]. Чтобы оценить эту проблему, было исследовано применение методов релаксометрии в отделении общей радиологии, выполняющем около 500 CMRI ежегодно. Чтобы получить надежные стандартные значения как для 1.5T, так и для 3T, времена релаксации T1 и T2 были измерены в одной и той же когорте с использованием установленных современных последовательностей картирования.

    Субъекты и методы

    Популяция исследования

    Протокол исследования был одобрен местным комитетом по этике провинции Зальцбург (номер 415-EP / 73 / 412-2014). Когорта состояла из 60 здоровых добровольцев (33 женщины / 27 мужчин), разделенных на две равные по размеру возрастные группы <45 и ≥45 лет (таблица). Письменное информированное согласие было получено от всех субъектов в этом исследовании.

    Таблица 1

    Характеристики исследуемой популяции, значения являются средними ± стандартное отклонение

    10,0 26305 13922 26303 13922,12,9 6,1
    Женский Мужской p
    Всего когорта исследования 33 27 Здоровые добровольцы a 32 26
    Возраст (лет) 40. 1 ± 13,7 42,3 ± 12,5 0,632
    ИМТ (кг / м 2 ) 24,1 ± 4,3 23,9 ± 3,7 0,846
    ЧСС (уд / мин) 62,5 ± 13,0 0,352
    Конечный диастолический объем ЛЖ (мл) 123,0 ± 23,2 148,2 ± 30,1 <0,001
    Конечный систолический объем ЛЖ3 43522 мл 9130 мл ± 13,6 60.5 ± 20,7 <0,001
    Фракция выброса ЛЖ (%) 65,6 ± 5,8 60,0 ± 6,6 0,001
    Масса ЛЖ (г) 104,8 ± 16,0 104,8 ± 16,0 <0,001
    Индекс массы ЛЖ (г / м 2 ) 58,6 ± 5,9 72,5 ± 9,6 <0,001
    Конечный диастолический объем ПЖ (мл) 155,2 ± 28. 2 <0,001
    Конечный систолический объем ПЖ (мл) 45,4 ± 13,7 68,4 ± 18,9 <0,001
    Фракция выброса ПЖ (%) 63,5 ± 6,2 <0,001
    Масса ПЖ (г) 52,8 ± 11,0 71,2 ± 15,0 <0,001
    Индекс массы ПЖ (г / м 2 )22 29,4 ± 3,0 37,1 ± 6,4 <0.001
    Толщина межжелудочковой перегородки (мм) 8,4 ± 1,3 9,8 ± 1,4 <0,001

    Критерии включения: отсутствие в анамнезе сердечных событий, отсутствие регулярного приема лекарств, отсутствие симптомов, указывающих на сердечно-сосудистую систему состояния и синусовый ритм при МРТ. Кроме того, нормальные размеры сердечной камеры, нормальное движение стенок левого желудочка (LV) и правого желудочка (RV), нормальная фракция выброса LV и RV, а также нормальная масса LV и RV были подтверждены оценкой последовательностей CMRI-cine.

    Критериями исключения были общие противопоказания к МРТ (кардиостимуляторы, кохлеарные имплантаты, клаустрофобия), беременность, употребление алкоголя до обследования, известные системные заболевания и снижение слуха.

    Протокол CMRI

    Процедуру CMRI выполняли с использованием имеющихся в продаже сканеров 1,5T и 3T (1,5T Ingenia, 3T Achieva, Philips Healthcare, Best, Нидерланды). Всех добровольцев последовательно обследовали на двух МРТ-сканерах (1,5 и 3 зубца) в положении лежа на спине.Комбинированная 16-канальная передняя / задняя система катушек использовалась для сканера 1,5T, 6-канальная сердечная RF-катушка и технология MultiTransmit использовались для сканера 3T. При 3T, в дополнение к регулировке B0, после калибровки B1 была применена RF регулировка для лучшей однородности поля. Электрокардиография (ЭКГ) использовалась для сердечного стробирования.

    Все исследования были выполнены опытными рентгенологами, обученными протоколу исследования.

    Кинематографическая визуализация

    Киноснимки со сбалансированным установившимся режимом свободной прецессии (bSSFP) были получены в 4-камерном виде и в стопке коротких осей (SAX), покрывающих желудочки.Оценивали движение стенки и количественно определяли фракцию выброса ЛЖ. Параметры изображения для 1.5T были: время повторения (TR) = 2,8 мс, время эхо-сигнала (TE) = 1,38 мс, угол поворота (FA) = 60 °, поле зрения (FOV) = 350 × 286 мм 2 , матрица = 176 × 133, толщина среза = 8 мм, фактор SENSE = 2 и фазы сердца = 30. Параметры визуализации для 3T были: TR = 2,8 мс, TE = 1,4 мс, FA = 45 °, FOV = 320 × 350 мм 2 , матрица = 176 × 208, толщина среза = 8 мм, фактор SENSE = 2 и фазы сердца = 24.

    Картирование T1

    Данные для картирования T1 были получены в трех срезах SAX (апикальный, средний желудочек и базальный). Была использована сбалансированная методика восстановления с инверсией взгляда (MOLLI) на основе SSFP [16]. Параметры изображения для 1,5T были: TR = 2,2 мс, TE = 1,02 мс, FA = 35 °, FOV = 380 × 256 мм 2 , размер вокселя 2 × 2 × 10 мм 3 и фактор SENSE = 2. Используемая схема MOLLI – 5 ударов (3 с) 3 удара. Параметры изображения для 3T были: TR = 2,6 мс, TE = 1,3 мс, FA = 35 °, FOV = 380 × 356 мм 2 , размер вокселя 2 × 2 × 10 мм 3 и фактор SENSE = 2.Используемая схема MOLLI – 5 ударов (3 с) 3 удара.

    Картирование T2

    Данные для картирования T2 были получены в трех плоскостях SAX (апикальной, средневентрикулярной и базальной). Использовалась управляемая навигатором последовательность градиентного спин-эхо (GraSE), управляемая черной кровью [17], и было получено 9 изображений. Параметры изображения для 1.5T были: TR = 1 сердцебиение, 9 эхо, TE1 = 12 мс, ∆TE = 6,2 мс, FA = 90 °, коэффициент EPI: 3, FOV = 380 × 380 мм 2 , размер вокселя: 2 × 2 × 10 мм 3 и коэффициент SENSE = 2. Параметры визуализации для 3T были: TR = 1 сердцебиение, 9 эхо-сигналов TE1 = 11 мс, ∆TE = 5,7 мс, FA = 90 °, фактор EPI: 3, размер вокселя: 2 × 2 × 10 мм 3 и фактор SENSE = 2.

    Анализ изображений

    Оценка функции и массы левого и правого желудочков

    С помощью программного обеспечения Philips (Extended Workspace, Philips Healthcare) киноизображения bSSFP в SAX и 4CH были оценены на предмет аномалий движения стенок. Фракцию выброса ЛЖ и ПЖ определяли путем ручного контурирования эндокардиальных границ в конечной диастолической и конечной систолической сердечной фазе при SAX.Массу ЛЖ и ПЖ, а также индексированную массу поверхности тела определяли путем ручного контурирования эндокардиальной и эпикардиальной границ обоих желудочков.

    Картирование T1 и T2 – качественная оценка

    Все исходные изображения оценивались визуально на предмет артефактов, вызванных сердечным или дыхательным движением или восприимчивостью. Артефакты определялись как очаговые, диффузные или полосообразные аномалии сигнала миокарда (яркие / белые или темные / черные) и приводили к исключению пораженного сегмента. Некоторые сегменты миокарда пришлось исключить из-за неправильного размещения стопки. Примеры артефактов, которые привели к исключению сегментов, показаны на рис. Качество консенсуса было проанализировано двумя сертифицированными радиологами, специализирующимися на визуализации сердца.

    Вид сердца по короткой оси, показывающий артефакты отображения T1 на 3T. Карта хорошего качества ( a ), артефакт движения, скрывающий все сегменты в срезе, который находится слишком близко к основанию ( b ), артефакт восприимчивости в нижнебоковой стенке ( белая стрелка ) ( c )

    T1 и картографирование T2 – количественная оценка

    QMASS 7.5-Software (решение QMASS 7.5 Enterprise с надстройкой карт T1 и T2, Medis Medical Imaging Systems, Лейден, Нидерланды, www.medis.nl) использовалось для создания карт, сегментации и количественной оценки по сегментам. Карты были созданы путем определения интересующей области (ROI) в перегородке среднего желудочка. Контуры эндокарда и эпикарда были нарисованы вручную. Чтобы предотвратить нарушения в пуле крови, автоматически исключались 10% субэндокардиального и субэпикардиального аспектов ROI (рис.). По данным Американской кардиологической ассоциации (AHA-модель, 6 базальных сегментов, 6 сегментов среднего желудочка и 4 апикальных сегмента), миокард был полуавтоматически сегментирован на 16-сегментный график “мишень” [18]. Количественная оценка была проведена двумя кардиологами-радиологами единогласно.

    Пример полуавтоматического контурирования и сегментации миокарда левого желудочка на карте короткой оси Т1 среднего желудочка. В таблице слева показан активный срез (1–3) и номер времени инверсии (T0-T9 и TEnd), который отображается в увеличенном виде справа.С правой стороны произведена сегментация по 16-сегментной модели AHA. Ниже показаны необработанные изображения, упорядоченные по времени инверсии. RV правый желудочек, LV левый желудочек

    Статистические методы

    Данные были проверены на соответствие и нормальность. Для оценки данных использовались средние значения, стандартные отклонения (SD), 95% доверительные интервалы (CI), коэффициент корреляции Пирсона и однофакторная модель ANOVA вместе с двусторонними независимыми t-критериями. Нормальные диапазоны были оценены с использованием 2.5% и 97,5% процентилей, чтобы получить 95% доверительный интервал для эмпирических распределений. Регрессионный анализ использовался для сравнения значений между 1,5 и 3 зубцами. Значение p менее 5% указывает на статистическую значимость. Все статистические анализы в этом отчете были выполнены с использованием STATISTICA 13 [19] и были выполнены одним из авторов (WH). Согласованность данных проверялась путем анализа диапазона переменных. Очистка данных проводилась путем проверки и исправления значений по известному списку объектов и поиска неожиданных или ошибочных записей.Нормальность проверялась с помощью тестов Колмогорова-Смирнова.

    Результаты

    Все 120 сканирований CMRI были выполнены без побочных эффектов. Сканирование было неполным у одного пациента из-за технических проблем, и два пациента были исключены из-за обнаружения хронического заболевания (саркоидоз и дефект межпредсердной перегородки II, соответственно). Таким образом, 115 экзаменов по 58 предметам были доступны для дальнейшего анализа. Карты T1 и T2 при 1,5T были доступны для 57 субъектов, карты T1 и T2 при 3T были доступны для 58 субъектов.Из-за неправильного расположения базального среза слишком близко к атриовентрикулярной плоскости 15 сегментов (1,6%) пришлось исключить из измерений T1 при 1,5T, 10 сегментов (1,1%) из T1 через 3T, 15 сегментов (1,6%) из T2 при 1,5T и 21 сегменте (2,3%) от T2 при измерениях 3T. Самки и самцы не показали статистически значимых различий по возрасту, частоте сердечных сокращений и индексу массы тела (таблица).

    Отображение T1

    При 1,5T в общей сложности было доступно 897 сегментов, из которых 59 сегментов были исключены из-за артефактов (6.6%). Особенно подвержен артефактам сегмент 16 (апиколатеральная стенка). На 3T в общей сложности было доступно 918 сегментов, из которых 104 сегмента были исключены из-за артефактов (11,3%). Нижнебоковая стенка в апикальном и среднем желудочковом срезах (сегменты 10, 11, 15 и 16) была особенно подвержена артефактам (рис.).

    Столбчатый график, показывающий количество исключенных сегментов из-за артефактов в зависимости от индивидуальной последовательности отображения и сегмента сердца

    Средние глобальные времена релаксации для обеих значений напряженности поля представлены в таблице.Мы наблюдали увеличение среднего глобального времени релаксации T1 при 3T по сравнению с 1,5T на 188 мс (1184 ± 38 мс против 996 ± 31 мс).

    Таблица 2

    Общая когорта, времена релаксации в миллисекундах для T1 и T2 при 1,5T и 3T

    –––91
    Сегменты ( n ) Среднее Мин. Макс. 95% ДИ SD
    T1 1,5T 838 995.8 916,8 1066,8 987,5–1004,2 30,9
    3T 814 1183,8 1118,9 1287,9 1118,9 1287,9 1287,9 840 55,8 46,3 62,1 55,0–56,5 2,8
    3T 776 51,6 44,5 61,48–52,4 3,0

    Кроме того, было изучено влияние основных характеристик добровольцев на время релаксации с акцентом на пол, возраст и, поскольку в литературе представлены противоречивые данные, также на индекс массы тела (ИМТ) и частоту сердечных сокращений. . Статистически значимых различий в разных возрастных группах или у добровольцев с ИМТ выше 25 кг / м 2 не обнаружено (таблица).

    Таблица 3

    Различия в группах добровольцев в зависимости от пола, частоты сердечных сокращений (ЧСС), ИМТ (индекс массы тела в кг / м 2 ) и возраста (лет).Время релаксации в миллисекундах (значимые различия, p <0,05, курсив )

    Женский Мужской с.
    Среднее SD Среднее SD
    Т1 1,5 т 1004,6 31. 5 984,4 26,5 0,015
    3 т 1196,2 38,8 1167,3 28,9 0,003
    Т2 1,5 т 56,7 1,7 54,6 3,5 0,008
    3 т 52,0 3,0 51.0 2,9 0,2
    HR < 70 HR 70 с.
    Среднее SD Среднее SD
    Т1 1,5 т 989,5 29,4 1011.1 29,7 0,017
    3 т 1176,8 33,3 1203,0 42,7 0,019
    Т2 1,5 т 56,2 2,1 54,8 4,0 0,09
    3 т 52,1 2,9 50,1 2,9 0. 02
    ИМТ 25 ИМТ > 25 с.
    Среднее SD Среднее SD
    Т1 1,5 т 998,7 34,1 989,8 22,6 0.321
    3 т 1187,6 37,5 1175,8 37,3 0,278
    Т2 1,5 т 55,9 2,8 55,6 3,0 0,731
    3 т 51,9 3,0 50,9 3,0 0,275
    Возраст < 45 Возраст с.
    Среднее SD Среднее SD
    Т1 1.5Т 991,5 34,6 1000,9 25,5 0,264
    3 т 1184,1 41,9 1183,5 32,6 0,957
    Т2 1,5 т 56,5 2,39 55,0 3,15 0,057
    3 т 51,3 2,31 51. 9 3,63 0,442

    Глобальные значения для пола и частоты пульса представлены в таблице. Как обсуждалось ранее (таблица), не было значительных различий в отношении основных характеристик между самками и самцами; однако глобальные времена релаксации T1 были значительно больше у женщин (подробное разграничение сегментов представлено на рис. a). Кроме того, более низкая частота сердечных сокращений (<70 ударов в минуту) была связана со значительно более короткими временами релаксации общего T1 (рис.а).

    Вертикальные графики, иллюстрирующие среднее время релаксации T1 ( a ) и T2 ( b ) для каждого сегмента в миллисекундах плюс нормальные диапазоны (95% ДИ для распределений): мужчины = синяя линия , женщины = красная пунктирная линия , время релаксации в миллисекундах по оси x, сегмент сердца по оси y

    Вертикальные графики, иллюстрирующие среднее время релаксации для каждого сегмента в миллисекундах плюс нормальные диапазоны (95% ДИ для распределений) для T1 ( a ) и T2 ( b ) при обоих значениях напряженности поля. Частота сердечных сокращений ≥ 70 ударов в минуту = синяя линия , частота пульса <70 ударов в минуту = красная пунктирная линия , время релаксации в миллисекундах по оси x, сегмент сердца по оси y

    Следующий шаг был сфокусирован на срезе и сегменте- специфические отличия с использованием 16-сегментной модели сердца. В таблице показаны различия, зависящие от срезов. Как правило, время релаксации T1 (независимо от напряженности поля) было самым высоким в апикальном срезе и самым низким в среднем желудочковом срезе. В то время как значения T1 при 1,5T не показали значимых различий в зависимости от среза ( p = 0.057), на 3T значимые различия были обнаружены между основанием и апикальным срезом ( p = 0,013) и, кроме того, между средним желудочковым и апикальным срезами ( p = 0,002).

    Таблица 4

    Значения для каждого среза, все добровольцы, время релаксации в миллисекундах

    9150
    Позиция Действительные сегменты ( n ) Среднее Минимум Максимум50 2,5% 97. 5% процентиль SD
    T1 1.5T Базовый 310 997.0 931,7 1067,3 947,8 10303,5 947,8 10303,5 947,8 10303,5 900,8 1083,2 915,0 1074,3 33,6
    Apex 202 1000,1 877,7 1098. 3 919,5 1095,7 40,5
    T1 3T База 317 1182,3 1106,3 1313,7 11303 1222 905 1313,7 11303 1222 905 1114,7 905 905 1179,6 1100,8 1254,0 1111,0 1251,3 39,9
    Apex 195 1194,4 1099.3 1322,0 1122,8 1299,3 46,1
    T2 1,5T Базовый 307 54,8 47,3 60,73 473 47,3 60,73 473318 55,5 43,5 62,5 44,9 61,5 3,3
    Apex215 57,8 47,0 57,8 47,07 49,3 64,8 3,6
    T2 3T База 260 50,4 42,8 63,0 43,1 5917 905 905 4,4 51,1 42,4 60,0 43,2 59,7 3,3
    Apex 208 53,6 46,9 61,6 47. 2 61,0 3,0

    Значения T1 отражают высокую корреляцию на сегмент при 1,5T и 3T (r = 0,92, p <0,001), показывая более высокие значения в перегородке и нижнем сегментах и ​​более низкие значения в боковые сегменты (рис. а).

    Диаграммы разброса, представляющие для каждого сегмента корреляции всех доступных значений для ( a ) T1 (r = 0,92, p <0,001) и для ( b ) T2 времен релаксации в миллисекундах (r = 0.82, p <0,001) при обоих значениях напряженности поля. Сегмент сердца по оси X, время релаксации в миллисекундах по оси Y

    Кроме того, поскольку были выявлены значимые различия в зависимости от пола, были подготовлены графики с учетом гендерной специфики. Они представлены на рис. и отдельно для самок и самцов. Независимо от пола, боковая свободная стенка показала более низкие значения T1, чем область перегородки.

    16-сегментная модель сердца (AHA), изображение левого желудочка в “яблочко”. Среднее время релаксации T1 и T2 в миллисекундах на сегмент плюс 95% доверительный интервал для женщин при 1.5T ( левый ) и 3T ( правый )

    16-сегментная модель сердца (AHA), диаграмма «яблочко» левого желудочка. Среднее время релаксации T1 и T2 в миллисекундах на сегмент плюс 95% ДИ для мужчин при 1,5T ( слева, ) и при 3T ( справа, )

    Наконец, внутрииндивидуальная корреляция времен релаксации T1, не зависящая от напряженности поля в Каждый доброволец был исследован, и значимая корреляция внутрииндивидуальных глобальных значений T1 была измерена при 1.5T и 3T (r = 0,68 и p <0,001) могут быть подтверждены (рис. A).

    Корреляция глобальных времен релаксации T1 в миллисекундах для 1,5T и 3T ( a ) демонстрирует хорошую корреляцию (r = 0,68, p <0,000001), значения T2 ( b ) показывают умеренную, но все же значительную корреляцию (r = 0,4, p = 0,002), пунктирных красных линий указывают 95% доверительные интервалы для линии регрессии

    Отображение T2

    При 1. 5T всего было доступно 897 сегментов, из которых 57 были исключены из-за артефактов (6,4%). При 3Т 131 сегмент из 907 был исключен из-за артефактов (14,4%). Большинство исключенных сегментов находились в базальном срезе, особенно в нижней и боковой стенке (рис.). Затем был проведен такой же анализ, как уже описано для картирования T1. Средние глобальные времена релаксации T2 при 1.5T и 3T представлены в таблице. По литературным данным [13, 20–22] значения Т2 были выше на 1.5T по сравнению с 3T (приблизительно 4,2 мс). Как и при картировании Т1, возраст и ИМТ не влияли на время релаксации Т2 (таблица). По сравнению с картированием Т1, самки показали более высокие значения Т2, чем самцы, во всех сегментах при 1,5Т; однако при 3Т продление общей релаксации Т2 у самок было незначительным (таблица; рис. b).

    Среднее время релаксации когорты на срез показано в таблице. Время релаксации T2 для 1.5T и 3T значительно варьировалось в зависимости от среза, значения были самыми высокими в апикальном срезе и самыми низкими в базальном срезе. Присутствовали значимые различия значений T2 при 1,5T между базальным и средним срезами ( p = 0,019), базальным и апикальным срезами ( p <0,001) и, кроме того, между средним и апикальным срезами ( p <0,001). Кроме того, были очевидны значительные различия между значениями T2 при 3T базальных и апикальных срезов ( p <0,001) и средних и апикальных срезов ( p <0,001). Гендерные значения времен релаксации Т2 представлены на 16-сегментной модели сердца (рис.а также ). Подобно T1, была выявлена ​​значимая корреляция значений T2 для каждого сегмента (r = 0,82, p <0,001) (рис. B), показывающая самые высокие значения в апикальной области.

    Частота сердечных сокращений, похоже, влияла на время релаксации T2. Значительное сокращение ( p = 0,02) глобального времени релаксации T2 на 2,0 мс было выявлено при 3T в подгруппе добровольцев с частотой сердечных сокращений ≥70 ударов в минуту. При 1,5T уменьшение времени релаксации T2 было незначительным (таблица). На рис.b для 1.5T и 3T.

    Как описано для картирования T1, также была обнаружена статистически значимая корреляция внутрииндивидуальных глобальных значений T2, измеренных при 1,5T и 3T после сканирования каждого пробанда на обоих сканерах (r = 0,40 и p = 0,002) (рис. B) .

    Обсуждение

    Это исследование было разработано для установления эталонных значений времени релаксации T1 и T2 у здоровых добровольцев для наших конкретных условий при 1,5 и 3 Тл. Кроме того, была изучена корреляция между внутрииндивидуальными глобальными значениями T1 и T2 при разной напряженности поля, и были воспроизведены опубликованные данные о возможном влиянии физиологических факторов на время релаксации.

    Как уже указывалось в предыдущих публикациях, различные методы картирования и напряженности поля связаны с множеством нормальных значений [20]. Эти значения были сопоставимы с публикациями, в которых использовались аналогичные протоколы картирования, показывающие перекрытие доверительных интервалов; однако различия также наблюдались даже по сравнению с исследованиями, в которых использовались методы MOLLI для T1 и методы GraSE для картирования T2, которые применялись в этой когорте ([20]; Таблица). Как указали Келлман и Хансен [23], причины такого несоответствия могут быть связаны с небольшими вариациями в протоколах исследования (например,грамм. различный угол поворота, различия в разносе эхосигналов, приводящие к частичным ошибкам объема, регулировка шиммирования, другая схема MOLLI). Это имеет важное значение для клинической практики, поскольку незначительные изменения в протоколах картирования могут иметь большое влияние на время релаксации. Недавнее исследование Roy et al. [24], предоставившие нормальные значения с использованием сканера 3T от того же производителя, но с другой схемой MOLLI с последовательностью 3 (3) 3 (3) 5 bSSFP, показали значительно меньшее время релаксации T1 всего сердца, чем это исследование с использованием 5 ( 3) Схема 3 bSSFP (1122 ± 57 мс vs.1184 ± 38 мс). Это наблюдение подчеркивает, что референсные значения необходимо повторно оценивать индивидуально в каждом радиологическом отделении, прежде чем применять методы картирования для рутинных обследований CMRI. Авторы предполагают, что калибровка протоколов картирования необходима, если времена релаксации миокарда T1 и T2 будут использоваться в качестве биомаркеров МРТ в клинической практике.

    Предполагается, что помимо различий в протоколах исследования, физиологические факторы, связанные с пациентом, также влияют на время релаксации.Следует отметить, что различные исследования обнаружили связь между старением и более низким T1 и более высоким временем релаксации T2 [17, 21, 25]. В этом институте более двух третей клиентуры CMRI моложе 60 лет. Чтобы избежать возрастных изменений, это исследование было сосредоточено на более молодой популяции (только 4 человека старше 60 лет со средним возрастом 41 год, в диапазоне от 20 до 69 лет). Соответственно, в этой когорте нет значимых различий значений T1 и T2 между возрастными группами (возраст <45 лет vs.≥45 лет). Тем не менее, помимо возраста, пол и частота сердечных сокращений также обсуждались как возможные факторы, влияющие на время релаксации [13, 21, 25, 26].

    В этой когорте пол был смешивающим фактором для времен релаксации T1 и T2 при 1.5T и 3T. Согласно предыдущим исследованиям, самки показали значительное увеличение времени релаксации T1 при 1,5T и 3T и времени релаксации T2 при 1,5T [17, 26–28]; однако в соответствии с von Knobelsdorff-Brenkenhoff et al.и Рой и др. [21, 24] не наблюдалось значительного увеличения времени релаксации Т2 у женщин при 3Т, что могло быть связано с многочисленными артефактами при 3Т в этом исследовании (рис.). Кроме того, частота сердечных сокращений ≥70 ударов в минуту приводила к значительному глобальному увеличению времени релаксации T1 при обоих значениях напряженности поля. Несмотря на то, что использовалась схема MOLLI 5 (3) 3, которая, как предполагается, менее чувствительна к более высокой частоте сердечных сокращений, плюс алгоритм, адаптированный к частоте для более высокой частоты сердечных сокращений, эффект, похоже, сохраняется [29].Возможным объяснением может быть влияние эффектов частичного объема из-за относительно толстых срезов (8 мм) и артефактов движения сердца, особенно в тонких стенках миокарда [23].

    Увеличение времени релаксации T1 при более высокой частоте сердечных сокращений находится в соответствии с Piechnik et al. [26], в то время как другие не описали значительного влияния [21]. В соответствии с предыдущими исследованиями частота сердечных сокращений ≥70 ударов в минуту была связана со значительным сокращением времени релаксации Т2 при 3Т [21]. Небольшое, но существенное влияние частоты сердечных сокращений на время релаксации T1 и время релаксации T2 при 3T приводит к предположению, что алгоритм для компенсации более высокой частоты сердечных сокращений рекомендуется для улучшения качества отображения для обнаружения тонких изменений миокарда.

    Хотя предполагается корреляция времен релаксации при разной напряженности поля у одного и того же человека, насколько нам известно, до сих пор ни одно исследование не исследовало этот вопрос в большей когорте. Поэтому мы сосредоточились на этой интересной теме и действительно смогли проверить эту связь. Это означает, что если у субъекта были низкие средние значения T1 при 1,5Т, эти значения также были низкими при 3Т. Поскольку имеются ограниченные данные о воспроизводимости времен релаксации миокарда T1 и T2 при разной напряженности поля у одного и того же человека, это важный вывод.Корреляция была выше для значений T1, чем для значений T2 (рис.). Это может быть связано с артефактами, влияющими на измерения T2, особенно при 3T, в основном нерезонансными артефактами в областях, прилегающих к легким, в дополнение к другим артефактам, таким как частичный объем и артефакты движения. Следует отметить, что это критический момент, который становится более важным при оценке одного и того же человека при разной напряженности поля. Согласно другим публикациям, времена релаксации миокарда T1 существенно зависят от напряженности поля.Увеличение значений T1 и уменьшение значений T2 с увеличением напряженности поля отражено в предыдущих исследованиях [20, 28, 30–34]. Среднее значение Т2 при 1,5Т с использованием метода GraSE согласуется с другими публикациями [4, 13, 22, 24, 35]; однако, в то время как при 3T время релаксации T2 было сравнимо с Baessler et al. используя последовательность GraSE, применяемую в этом исследовании, другие авторы описали значительно более низкие значения T2, используя ускоренное многоэхо-спиновое эхо (MESE) или последовательности bSSFP, подготовленные T2 [21, 36–38].Опять же, это открытие подчеркивает необходимость индивидуальной оценки нормальных значений в каждом радиологическом учреждении. Более того, можно предположить, что, если институциональные эталонные значения недоступны, можно рассматривать только критическое сравнение с опубликованными временами релаксации с использованием аналогичных протоколов.

    Как уже отмечалось другими авторами, также в когорте zjis внутрипредметная и межпредметная изменчивость Т1 и особенно значений Т2 была значительно выше на срез и на сегмент ([4, 21, 38], таблица; рис., а также ). Это предполагает широкий спектр нормальных значений, вероятно, из-за различных эффектов артефактов (например, неоднородностей B0, B1, нерезонансных артефактов, артефактов движения, артефактов восприимчивости или частичного объема) в различных областях миокарда. Помимо артефактов следует учитывать, что e. грамм. региональные различия во внеклеточном объеме (ECV), количестве коллагена, ориентации коллагеновых волокон и региональной перфузии влияют на нормальные значения. Это понимание усложняет различие между пограничным и патологическим временем релаксации.

    Из-за артефактов дыхательных или сердечных движений и артефактов восприимчивости часть сегментов пришлось исключить из этого анализа (рис.). Следует отметить, что карты T2 на 3T оказались наиболее уязвимой последовательностью. В отличие от Baessler et al. меньше визуальных артефактов было получено при использовании сопоставимой последовательности GraSE при 1,5Т, но частота исключения при 3Т была почти такой же (6,4% против 20–24% при 1,5Т и 14,4% против 13-15% при 3Т) [38]. Основной причиной артефактов являются неоднородности B0 и B1, которые особенно проблематичны при 3T, приводя к различиям в сигнале между изображениями и между сегментными измерениями.Эффекты частичного объема вызывают артефакты, особенно при использовании визуализации толстых срезов, особенно в апикальных срезах и в гипермобильных областях, таких как свободная боковая стенка. Интересно, что, как описано ранее [38], также в этом исследовании устранение сегментов, затронутых артефактами, не привело к исключению выбросов с экстремальными значениями.

    В этом исследовании темы внеклеточного объема (ECV) и постконтрастное T1-картирование не были проработаны, поскольку в предыдущих исследованиях указывалось, что нативное T1-картирование может дифференцировать здоровый и больной миокард с высокой чувствительностью, специфичностью и диагностическая точность [8, 39].Несмотря на то, что неинвазивная количественная оценка ECV миокарда с помощью постконтрастного Т1-картирования хорошо подтверждена [40, 41], нативное Т1-картирование представляет собой отличную, быструю, неконтрастную альтернативу для обнаружения ремоделирования миокардиальной ткани [42]. Кроме того, схема MOLLI 5 (3) 3, используемая в этом учреждении, известна своей превосходной точностью, особенно для нативного T1-картирования, но не оптимальна для более коротких значений T1, связанных с контрастом [23].

    У этого исследования есть несколько ограничений.Это было одноцентровое исследование среднего размера выборки с использованием МРТ-сканеров только одного производителя. Таким образом, нельзя исключить предвзятость, связанную с центром и производителем. Гистологическое исследование миокарда не проводилось. На этапе постобработки программы для коррекции движения не было, что привело к более высокому уровню исключения сегментов миокарда. Несмотря на относительно небольшой размер когорты, можно было воспроизвести результаты исследований с использованием аналогичных методов картирования. Это подчеркивает обоснованность этих справочных значений и последствий.Как указано выше, две трети пациентов, прошедших оценку CMRI, были моложе 60 лет. Следовательно, эта когорта состояла из более молодых добровольцев, что могло скрыть заранее описанную возрастную зависимость времени релаксации в пожилом миокарде. Эти нормальные значения могут быть применены и обобщены только для более молодых пациентов в учреждениях, использующих методы картирования, аналогичные нашим.

    Границы | Картирование миелина всего мозга с использованием данных МРТ-изображений, взвешенных по Т1 и Т2

    Введение

    Миелин, диэлектрическая оболочка, окружающая аксоны нейронов, является важным компонентом эффективного функционирования мозга.Его основная роль заключается в облегчении процессов нейронной коммуникации на больших расстояниях, поддерживающих когнитивные, сенсорные и моторные функции более высокого порядка. Точная оценка миелина in vivo чрезвычайно важна для всестороннего понимания нейроразвития и нейродегенерации человека (Staudt et al., 1994; van Buchem et al., 2001; Paus et al., 2001; Barkovich, 2005; Kizildag et al. al., 2005; Laule et al., 2006, 2007; Steenweg et al., 2010; Deoni et al., 2011; Glasser, Van Essen, 2011; Welker, Patton, 2012).Гистопатологические методы являются золотым стандартом для количественной оценки миелина, но их можно использовать только после смерти (Gareau et al., 2000; Laule et al., 2006). Кроме того, гистопатологические исследования обычно проводятся только для ограниченного числа областей, а не для всего мозга. Для решения этой проблемы были предложены инструменты неинвазивной визуализации на основе магнитно-резонансной томографии (МРТ) для картирования миелина (Barkovich, 2000; Paus et al., 2001): обычные T1-взвешенные (T1-w) и T2-взвешенные ( T2-w) визуализация, визуализация с переносом намагниченности, визуализация тензора диффузии (DTI), восстановление инверсии с ослаблением жидкости (FLAIR), многокомпонентная визуализация T2-релаксации (MCRI) и многокомпонентное наблюдение за управляемым равновесием одиночным импульсом T1 и T2 (МакДЕСПОТ).

    В ранних исследованиях МРТ использовались времена релаксации T1 и T2 (Crooks et al., 1987; Tofts and du Boulay, 1990), которые строго связаны с изменениями во взаимодействиях между молекулами воды и макромолекулами тканей (Miot-Noirault et al., 1997 ), чтобы оценить пространственное распределение миелина в головном мозге. Уровень яркости, характеризующий белое вещество на T1-w МРТ, связан с пространственным распределением миелин-связанного холестерина, так что степень миелинового контраста может быть определена на основе T1-w изображений (Dobbing and Sands, 1973; Koenig, 1991). ).И наоборот, релаксация T2 связана с переносом протонов, молекулярным обменом и диффузией воды. Гидрофобные свойства липидного бислоя миелина ограничивают молекулярное движение протонов (Miot-Noirault et al., 1997; Barkovich, 2000), а гипоинтенсивность на T2-w изображениях отражает относительно большее содержание миелина. Стоит отметить, что изображения T1-w и T2-w обычно предоставляют только качественную информацию о распределении миелина в головном мозге. Таким образом, различные методы МРТ предпочтительны для клинических исследований, включающих прямое сравнение миелина у пациентов и здоровых людей.

    Визуализация с переносом намагниченности – это наиболее часто используемый метод для обнаружения тонких изменений в биохимической архитектуре и составе тканей (Grossman et al., 1994; Rademacher et al., 1999; van Buchem et al., 2001; Barkovich, 2005). Фундаментальная концепция этого метода – обмен намагниченностью между подвижными протонами (вода) и неподвижными протонами, связанными с макромолекулами (неводная ткань). Этот эффект обычно измеряется как коэффициент передачи намагниченности (MTR).Несмотря на высокую чувствительность к изменениям и повреждению тканей, MTR нельзя считать абсолютным маркером миелинизации. Фактически, низкий MTR может быть результатом либо изменения содержания миелина, либо структурных изменений после воспаления (Gareau et al., 2000; Laule et al., 2007).

    DTI – это метод, чувствительный к процессам диффузии молекул воды в биологической ткани (Beaulieu, 2002). Кинематика молекул воды может быть выражена в терминах фракционной анизотропии (ФА), которая служит маркером развития белого вещества, повреждения аксонов и патологии миелина.Однако разные исследования предоставили доказательства, что миелин не является единственным элементом анизотропной диффузии воды в аксональных волокнах (Laule et al., 2007; Madler et al., 2008). Следовательно, ЖК следует рассматривать как индикатор плотности волоконного тракта и только косвенно содержания миелина.

    Кроме того, в ограниченном количестве исследований высказывались предположения о потенциале визуализации FLAIR в качестве подходящего маркера созревания миелина (Ashikaga et al., 1999; Murakami et al., 1999; Kizildag et al., 2005).FLAIR – это особая последовательность инверсии-восстановления, которую можно использовать при визуализации головного мозга для подавления или значительного уменьшения сигнала, исходящего от спинномозговой жидкости. В этом отношении обнаружение глубоких поражений белого вещества рядом с желудочками оказалось чрезвычайно важным для распознавания патологических процессов, таких как рассеянный склероз (Miller et al., 1998).

    В последние годы были внедрены и другие методы, такие как MCRI (MacKay et al., 1994; Whittall et al., 1997; Beaulieu et al., 1998; Гаро и др., 2000; Видарссон и др., 2005; Лаул и др., 2006; Oh et al., 2006; Madler et al., 2008) и mcDESPOT (Deoni et al., 2008, 2011). Они основаны на том принципе, что спиновая релаксация в конкретной неоднородной среде не может считаться моноэкспоненциальной. Соответственно, они используют несколько последовательностей получения МР-импульсов для определения биофизических свойств исследуемой ткани (Laule et al., 2007). Это позволяет разделить сигнал, принадлежащий воде, заключенной между бислоями миелина (миелиновая вода) (MacKay et al., 1994) из общего сигнала MR, что привело к измерению доли миелина и воды (MWF). MWF в настоящее время считается надежным маркером миелина (Gareau et al., 2000; Laule et al., 2006). Однако серьезной проблемой при использовании как MCRI, так и mcDESPOT является ощутимо долгое время сканирования (от 10 до 25 минут) (Whittall et al., 1997; Gareau et al., 2000; Oh et al., 2006; Madler et al., 2008). ; Deoni et al., 2011; Kitzler et al., 2012; Kolind et al., 2012), что может ограничить их применимость в клинических исследованиях.

    В последнее время возродился интерес к визуализации T1-w и T2-w для картирования миелина. Glasser и Van Essen (2011) предложили комбинировать изображения T1-w и T2-w для получения контрастного изображения с усилением миелина (Glasser et al., 2013, 2014). По сравнению с количественными методами, которые обычно требуют более длительного сбора данных, быстрое сканирование делает его потенциально хорошо подходящим для клинических исследований. Однако стоит отметить, что метод T1-w / T2-w, описанный Glasser и Van Essen (2011), является относительной мерой, потенциально характеризующейся несогласованностью шкалы интенсивности в наборах данных, которые могут присутствовать даже для МРТ-изображений, собранных с помощью один и тот же сканер в разные дни.Для решения этой проблемы, которая может затруднить внутригрупповые и межгрупповые статистические сравнения, строго необходимо использование калибровочного подхода. Глассер и Ван Эссен (2011) представили внутреннюю калибровку на основе гистограммы изображения. Важно отметить, что этот подход может быть неподходящим для исследований, в которых ожидаются изменения миелина в результате заболевания головного мозга. Действительно, внутренняя калибровка уменьшает глобальные различия между пациентами и контрольной группой до такой степени, что измененные уровни миелина могут не обнаруживаться.Кроме того, форма гистограммы изображения T1-w / T2-w у пациентов может отличаться от контрольной, так что локальные изменения уровней миелина у пациентов могут наблюдаться ошибочно из-за выравнивания гистограмм между пациентами и контрольными группами.

    Здесь мы стремились к дальнейшему развитию техники T1-w / T2-w, решая проблему несоответствия шкалы интенсивности в разных наборах данных. Мы разработали рабочий процесс анализа для калибровки интенсивностей T1-w / T2-w в головном мозге с использованием информации об интенсивности T1-w и T2-w, извлеченной из ткани за пределами мозга, тем самым избегая проблем, связанных с использованием внутренней калибровки. .Чтобы оценить эффективность нашей процедуры нормализации, мы сравнили изображения T1-w / T2-w, полученные с разных МРТ-сканеров, с разными последовательностями и параметрами получения. Затем мы исследовали согласованность T1-w / T2-w у здоровых людей по сравнению с другими методами МРТ, такими как MTR, FA и FLAIR. Наши результаты показывают, что метод соотношения T1-w / T2-w может быть надежным и относительно быстрым инструментом для неинвазивной визуализации миелина.

    Методы

    В этом разделе мы описываем рабочий процесс калибровки изображений T1-w / T2-w, позволяющий картировать миелин в мозге человека с использованием данных МРТ-изображений T1-w и T2-w.Затем мы покажем надежность и чувствительность метода отношения T1-w / T2-w по сравнению с альтернативными методами.

    Описание метода

    Теоретические основы

    Наш метод является расширением метода, первоначально предложенного Глассером и Ван Эссеном (2011). Они показали, что, вычисляя соотношение между T1-w и T2-w изображениями одного и того же объекта, можно увеличить контраст, связанный с содержанием миелина (Рисунок 1).

    Рисунок 1.Изображение с повышенной контрастностью миелина для репрезентативного объекта . Отношение интенсивности сигнала T1-w (A) к T2-w (B) рассчитывается для получения изображения (C) с соотношением T1-w / T2-w. Это делается для улучшения отображения за счет увеличения контраста между различными миелинизированными структурами. Поскольку обычные МРТ-изображения имеют произвольную шкалу интенсивности, три изображения отображаются с цветовой картой, назначенной на основе значений 10-го и 90-го процентилей. Субъект, использованный для этого рисунка, – субъект 30 из базы данных KIRBY21.

    Контрастное изображение с усилением миелина, полученное с помощью этого подхода, однако, не является автоматически свободным от смещения, поскольку соотношение не ослабляет (или не устраняет) смещение изображения, возникающее из-за разных профилей чувствительности приемных катушек для двух изображений (Belaroussi et al., 2006 г.). Кроме того, шкала интенсивности изображения T1-w / T2-w зависит от конкретных приборов и параметров сканирования, используемых для изображений T1-w и T2-w. В общих чертах, изображение T1-w / T2-w можно смоделировать следующим образом:

    T1wT2w≈α1 ∗ s1 ∗ xα2 ∗ s2 ∗ (1x) = α1 ∗ s1α2 ∗ s2x2 = βx2 (1)

    , где содержание миелина представлено как x , профили чувствительности обозначены как s 1 и s 2 для изображений T1-w и T2-w соответственно, и α 1 и α 2 – коэффициенты масштабирования.Соответственно, интенсивность T1-w / T2-w зависит от комбинации s 1 , s 2 , α 1 , α 2 (β в уравнении 1). Целью автономной процедуры нормализации является достижение идеальной конфигурации, в которой различия в профилях чувствительности последовательностей T1-w и T2-w становятся незначительными (т. Е. s 1 → 1, s 2 → 1), а значения α 1 и α 2 стандартизированы, так что шкала интенсивности T1-w / T2-w сопоставима для разных субъектов.

    Реализация метода

    Создание маски . Стандартизация интенсивности может быть достигнута с помощью внутреннего масштабирования значений интенсивности, как ранее было предложено Глассером и Ван Эссеном (2011). При выполнении этой процедуры ошибочное представление может произойти при наличии измененных уровней миелина. В этом случае внутреннее масштабирование действительно может скрыть существенные различия, не позволяя проводить достоверные сравнения между контрольной группой и пациентами. По этой причине мы реализовали подход внешней калибровки.Стандартизация изображения T1-w / T2-w была достигнута с помощью нескольких этапов обработки (рис. 2), для которых мы использовали SPM8 (Wellcome Trust Center for Neuroimaging, Лондон, Великобритания). В качестве первого шага были созданы две тематические маски путем преобразования предопределенных масок в стереотаксическом пространстве Монреальского неврологического института (MNI) в индивидуальное пространство с использованием изображений T1-w в двух пространствах для расчета необходимого пространственного преобразования (Эшбернер и Фристон, 1997, 1999). Чтобы гарантировать эффективность этого шага, маски должны содержать вокселы вне мозга и должны охватывать области изображения с относительно высокой региональной однородностью.Кроме того, одна из них должна содержать относительно низкие значения на изображении T1-w и высокие значения на изображении T2-w, а другая маска должна иметь обратные характеристики. Мы реализовали эту спецификацию, выбрав две маски, покрывающие глазные яблоки и височные мышцы соответственно (рис. 3). Они были определены непосредственно в пространстве MNI путем сегментирования и определения порога изображений шаблона ICBM152 (http://www.bic.mni.mcgill.ca/ServicesAtlases/ICBM152NLin2009).

    Рисунок 2.Калибровка изображения T1-w / T2-w: рабочий процесс анализа . Рабочий процесс обработки данных изображения T1-w / T2-w, включая деформацию стандартных масок из MNI в предметное пространство. Коррекция смещения является первым, фундаментальным этапом для необработанных изображений T1-w и T2-w. Затем каждое изображение без смещения проходит процесс нормализации для достижения надлежащего масштабирования. Наконец, изображение T1-w / T2-w вычисляется как отношение откалиброванных изображений T1-w и T2-w.

    Рисунок 3.Маски, использованные для процедуры калибровки . Алгоритм калибровки основан на значениях, извлеченных из двух анатомических масок (глаз и височная мышца), деформированных в пространстве объекта. Маска для глаза (A) расположена внутри стекловидного тела глазного яблока и включает гель, заполняющий пространство между сетчаткой и хрусталиком. Маска височной мышцы (B) , которая является одной из основных мышц, участвующих в процессе жевания, устанавливается на большую часть височной мышцы, покрывающей височную кость.Субъект, представленный на рисунке, – это субъект 30 из базы данных KIRBY21, как показано на рисунке 1.

    Коррекция смещения . Параллельно с созданием масок для конкретных субъектов исходное изображение T2-w было сопоставлено с изображением T1-w посредством преобразования твердого тела (Collignon et al., 1995). Затем изображения T1-w и T2-w совместно подвергались коррекции смещения, чтобы гарантировать, что профиль чувствительности ( s, , 1 и s, , 2 в уравнении 1) был пространственно выровнен.В отличие от неоднородностей поля приема (B1−), отношение T1-w / T2-w не может полностью скорректировать неоднородности поля пропускания (B1 +) по интенсивности и контрасту (Glasser, Van Essen, 2011; Glasser et al., 2014). Соответственно, вместо устранения общей пространственной неоднородности путем комбинирования изображений T1-w и T2-w (Glasser et al., 2014) мы выбрали инструмент коррекции неоднородности интенсивности, реализованный в SPM8 (Ashburner and Friston, 2005; Weiskopf et al. , 2011) на двух изображениях отдельно. Входные параметры для алгоритма коррекции неоднородности интенсивности, а именно параметры сглаживания и регуляризации, были установлены на их значения по умолчанию (равные 60 мм и 10 -4 соответственно).

    Стандартизация интенсивности . После коррекции смещения изображения T1-w и T2-w были дополнительно обработаны для стандартизации их интенсивности с использованием процедуры линейного масштабирования. В частности, пики (режимы) распределения интенсивностей в двух масках (Рисунок 4) были извлечены из несмещенных T1-w или T2-w изображений одного объекта, обозначенных как X S и Y S , а затем сравнивались с соответствующими значениями из изображения шаблона ICBM152 той же модальности, обозначенного как X R и Y R .Режимы для шаблона ICBM152 соответствовали X R = 58,6 и Y R = 28,2 для изображения T1-w или X R = 21,1 и Y R = 99,9 для изображения T2-w. Линейное масштабирование изображения T1-w или T2-w было выполнено с использованием следующей формулы:

    IC = [XR-YRXS-YS] ∗ I + [XSYR-XRYSXS-YS] (2)

    Рис. 4. Интенсивности T1-w и T2-w для масок глазного яблока и височных мышц .Мы проанализировали интенсивности T1-w и T2-w в масках глазного яблока и височных мышц для Субъекта 30 из базы данных KIRBY21. Значения маски глазного яблока для изображения T1-w (A) всегда ниже, чем значения в маске височных мышц (B) , тогда как значения маски глазного яблока на изображении T2-w (C) больше, чем ограниченные маской височных мышц (D) . Поскольку интенсивности вокселей в двух масках обычно показывают распределения, отклоняющиеся от гауссовского тренда, мы выбрали эталонные значения в качестве пика распределения (т.е.е., числовой режим), а не статистическое среднее или медианное значение.

    , где I и I C – изображения до и после калибровки соответственно. После калибровки изображений T1-w и T2-w по формуле, описанной выше, их соотношение было вычислено для получения откалиброванного изображения T1-w / T2-w (см. Уравнение 1).

    Проверка метода

    Субъекты и сбор данных

    Мы использовали три различных общедоступных набора данных для проверки метода.Два из них были извлечены из базы данных IXI Имперского колледжа Лондона (http://biomedic.doc.ic.ac.uk/brain-development/index.php?n=Main.Datasets), а третий – из База данных KIRBY21 Исследовательского центра функциональной визуализации мозга Кирби в Балтиморе (http://mri.kennedykrieger.org/databases.html). Для первых двух наборов данных мы извлекли изображения T1-w и T2-w, полученные у 21 здорового субъекта с помощью МР-сканера 1,5 Тл (Gyroscan Intera, Philips Healthcare) и у 21 здорового человека с Сканером МР 3 Т (Intera, Philips Healthcare). соответственно.Третий набор данных содержал изображения T1-w, T2-w, MT, FA и FLAIR, собранные у 21 здорового субъекта с помощью другого МРТ-сканера 3T (Achieva, Philips Healthcare). Стоит отметить, что в базе данных IXI доступно более 600 субъектов, но мы выбрали только 21 из них для каждого сканера, чтобы обеспечить статистическую сопоставимость результатов с результатами из базы данных KIRBY21. Выбор был сделан таким образом, чтобы в нашем анализе можно было использовать субъектов с сопоставимым возрастным диапазоном из разных баз данных. Мы определили оптимальную группу соответствия возрасту в базе данных IXI после оценки каждой возможной группы из 21 субъекта, созданной с использованием подхода перестановки.Мы рассчитали U-критерий Манна – Уитни для возраста каждой группы IXI, используя возраст группы KIRBY 21 в качестве эталона. Наконец, мы определили группу IXI, которая дает наибольшую вероятность. Подробная информация о демографических характеристиках объекта и параметрах сканирования для различных модальностей изображения представлена ​​в таблицах 1, 2, соответственно.

    Таблица 1. Демографические данные .

    Таблица 2. Параметры последовательности МРТ .

    Сходство гистограмм изображений у разных субъектов

    Мы вычислили изображения T1-w / T2-w как до, так и после калибровки для каждого отдельного набора данных, включенного в исследование, и сравнили их, чтобы оценить влияние процедуры калибровки.Мы количественно оценили сходство гистограмм интенсивности для изображений T1-w / T2-w с одного и того же МРТ-сканера, а также с разных сканеров. В частности, мы разделили весь диапазон значений изображения на 500 интервалов и нормализовали каждую гистограмму, разделив ее на сумму по всем ее элементам, чтобы учесть различное количество вокселей мозга у разных людей. Затем мы оценили среднее значение и стандартное отклонение по гистограммам различных наборов данных по отдельности, чтобы количественно оценить согласованность значений T1-w / T2-w у разных субъектов.

    Кроме того, мы провели количественный анализ белого вещества, где в основном присутствует миелин. Мы использовали набор инструментов сегментации SPM8 (Ashburner and Friston, 2005) на изображениях T1-w и T2-w, чтобы создать карту вероятности белого вещества с пороговым значением p > 0,5, чтобы получить двоичную маску белого вещества. Следовательно, мы оценили числовой режим распределения значений T1-w / T2-w в маске как репрезентативный для всей структуры мозга. Мы применили эту процедуру к каждому набору данных и проанализировали полученные значения с помощью описательной и логической статистики, чтобы оценить потенциальное увеличение воспроизводимости по предметам.Сначала мы проверили нормальное распределение значений с помощью теста Лиллиэфорса ( p <0,05). Затем мы оценили, были ли уменьшены различия между базами данных с помощью процедуры калибровки с использованием тестов t и однофакторного дисперсионного анализа (ANOVA) значений до и после калибровки.

    Сравнение T1-w / T2-w с изображениями MTR, FA и FLAIR

    В качестве дополнительной оценки мы также сравнили изображение T1-w / T2-w с изображениями MTR, FA, FLAIR тех же субъектов, используя мультимодальный набор данных изображений из базы данных KIRKY21.Изображение FLAIR было зарегистрировано только для изображения T1-w / T2-w, тогда как значения MTR и FA были рассчитаны на основе зарегистрированных изображений с переносом намагниченности и данных DTI, соответственно.

    Визуализация с переносом намагниченности, будучи чувствительной к макромолекулярному составу ткани, классически используется для оценки изменений в содержании миелина (Schmierer et al., 2004). Данные передачи намагниченности (MT) характеризуются импульсной последовательностью с использованием искаженного трехмерного градиентного эхо-сигнала. Для данных в базе данных KIRBY21 подготовка МТ была достигнута с использованием пятилепесткового РЧ-облучения синк-гауссовой формы (B 1 = 10.5 мТл, длительность 24 мс и частота смещения = 1500 Гц). Также было получено эталонное сканирование с теми же параметрами в отсутствие подготовки МТ. Мы рассчитали изображение MTR как:

    , где M S – изображение с подготовкой МП (при наличии радиочастотного облучения), а M 0 – эталонное изображение без подготовки МП. Затем мы использовали SPM8 для регистрации изображения MTR с изображениями T1-w и T2-w одного и того же объекта с помощью преобразования твердого тела (Collignon et al., 1995).

    DTI чувствителен к диффузии воды через пучки белого вещества и обычно используется для создания карты значений FA в мозгу. Примечательно, что поскольку миелин окружает и защищает волокна белого вещества, наличие высоких значений ЖК можно рассматривать как косвенный показатель высокого содержания миелина. Данные DTI в базе данных KIRBY21 были получены с помощью многосрезовой однократной эхопланарной визуализации (EPI), последовательности спин-эхо с подавлением жировой ткани с помощью спектрального предварительного насыщения с восстановлением инверсии и с передне-задним направлением фазового кодирования.Взвешивание диффузии применялось по 32 направлениям со значением b , равным 700 с / мм 2 (Landman et al., 2011). Мы использовали программу FSL 5.0 (Оксфордский центр функциональной МРТ головного мозга, Оксфордский университет) для расчета изображения FA. Во-первых, мы выполнили предварительное выравнивание (аналогично коррекции движения в данных фМРТ), чтобы скорректировать движение головы во время сеанса и уменьшить влияние вихревых токов градиентной катушки (Horsfield, 1999). Мы также использовали параметры выравнивания для корректировки B-матрицы, чтобы информация о направлениях диффузионного взвешивания была правильно сохранена (Leemans and Jones, 2009).Затем тензор диффузии был рассчитан с использованием простой аппроксимации тензорной модели методом наименьших квадратов с данными диффузии. Исходя из этого, изображение FA было рассчитано следующим образом (Basser et al., 1994; Pierpaoli and Basser, 1996):

    FA = 32 · (λ1 − λ¯) 2+ (λ2 − λ¯) 2+ (λ3 − λ¯) 2λ12 + λ22 + λ32 (4)

    , где λ – среднее из трех собственных значений λ 1 , λ 2 , λ 3 . После расчета FA по вокселям мозга мы скорректировали пространственное несоответствие между картой FA и геометрическим эталонным изображением DTI в базе данных KIRBY21 с помощью инструмента нормализации SPM8.Затем мы снова использовали SPM8 для сопоставления изображения FA с изображениями T1-w и T2-w того же объекта.

    После того, как изображения T1-w / T2-w, MTR, FA и FLAIR были сгенерированы и пространственно выровнены относительно друг друга, мы преобразовали их в пространство MNI с помощью инструмента нормализации SPM8. Это позволило нам провести статистический анализ по всем предметам. В частности, мы оценили воспроизводимость различных модальностей изображения в разных областях в конкретных областях интереса (ROI), которые были выбраны на основе предыдущих исследований миелина (Barkovich, 1988, 2000; Whittall et al., 1997; Кизилдаг и др., 2005; Лепперт и др., 2009; Велкер и Паттон, 2012). Первую группу составили области интереса в белом веществе и с предположительно высоким содержанием миелина: передняя лучистая коронка (ACR), верхняя лучевая коронка (SCR), тракт пересечения моста (PCT), передняя конечность внутренней капсулы (ALIC), коленная чашечка мозолистое тело (GCC), звездочка мозолистого тела (SCC). Эти ROI были определены с использованием стереотаксического атласа белого вещества Лаборатории анатомической МРТ головного мозга Медицинской школы Университета Джона Хопкинса, Балтимор, Мэриленд, США (http: // cmrm.med.jhmi.edu). Вторая группа областей интереса включала скорлупу (PUT), хвостатое ядро ​​(CAU) и таламус (THA), которые представляют собой структуры с относительно низким содержанием миелина. Эти контрольные ROI были определены с использованием вероятностного атласа ICBM Deep Nuclei, предоставленного Международным консорциумом по картированию мозга (http://www.loni.usc.edu/ICBM).

    Поскольку мы стремились сравнить различные виды изображений, которые предположительно характеризуются различной интенсивностью и контрастом изображения, мы оценили интенсивность изображения в одной области интереса по сравнению со средней интенсивностью во всем мозге, используя парное двухстороннее изображение t – тестовое задание.В частности, мы использовали следующую формулу:

    tROI = n − 1 ∗ среднее (ΔROI) sd (ΔROI) (5)

    , где Δ ROI = [ I ROI I BRAIN ] – это вектор с разницей между интенсивностью ROI и средней интенсивностью полного мозга у разных субъектов, а n – количество субъектов . Полученный t-балл отражает, насколько интенсивность ROI отличается от среднего значения, рассчитанного по всему мозгу, с учетом вариабельности между субъектами.Определение t-баллов для различных модальностей изображения (T1-w / T2-w, MTR, FA, FLAIR) позволило нам оценить их надежность для разных людей, а также согласованность для разных ROI. Кроме того, мы сгенерировали карту t-score из данных T1-w / T2-w, применив ту же формулу в уравнении 5 к каждому вокселю, а не к отдельной области интереса. Эта карта t-оценки была установлена ​​на уровне p <0,05, с поправкой на FDR для множественных сравнений (Genovese et al., 2002), выделив области мозга со значительно большими значениями T1-w / T2-w, чем в среднем по мозгу.

    Результаты

    В качестве первоначального анализа мы рассчитали изображения T1-w / T2-w для каждого набора данных, включенного в исследование, используя простое соотношение необработанных изображений T1-w и T2-w (как показано на рисунке 1). Мы оценили изменчивость гистограмм изображений в наборах данных, когда процедура калибровки не применялась (рис. 5). Как и ожидалось, мы заметили, что диапазон интенсивностей был в значительной степени непоследовательным для трех наборов данных и особенно различался между набором данных KIRBY21 (рис. 5C) и наборами данных IXI (рис. 5A, B).Межпредметная изменчивость, выраженная стандартной ошибкой, рассчитанной по ячейкам по гистограммам, также была неравномерной среди трех наборов данных. Эти результаты предполагают, что, хотя изображение T1-w / T2-w может позволить картировать распределение миелина в отдельном мозге, калибровка интенсивности необходима для обеспечения значимых сравнений между наборами данных.

    Рис. 5. Гистограммы интенсивностей T1-w / T2-w изображений до калибровки . Средние гистограммы T1-w / T2-w (со стандартным отклонением в цветном оттенке) представлены для IXI 1.5 T (A) , IXI 3 T (B) и KIRBY21 3 T (C) . Три набора данных имеют несовместимые значения интенсивности T1-w / T2-w. (A) Набор данных IXI 1.5 T показывает относительно большую межсубъектную воспроизводимость с наименьшей степенью стандартного отклонения. (B) Набор данных IXI 3 T отображает аналогичную тенденцию с увеличенным стандартным отклонением в соответствии с пиком серого вещества. (C) Набор данных KIRBY21 3 T демонстрирует наибольшую межпредметную изменчивость, особенно в правом хвосте гистограммы.

    Прежде чем использовать наш рабочий процесс для стандартизации T1-w / T2-w, мы сначала оценили, как смещение влияет на изображения T1-w и T2-w по отдельности и в какой степени процедура коррекции смещения улучшила сходство изображений, принадлежащих разным наборам данных. . Визуальный осмотр данных показал, что изображения T1-w были больше затронуты пространственным смещением, чем изображения T2-w, и, в частности, последнее в наборах данных 3T имело большую величину, чем в наборе данных 1.5 (рис. 6). Важно отметить, что мы обнаружили, что гистограммы изображений T1-w были переменными в наборах данных, и процедура коррекции смещения сильно уменьшила эту изменчивость (рисунки 6A, C, E).В свою очередь, никаких серьезных изменений в гистограмме изображения для изображений T2-w не произошло (Рисунки 6B, D, F). В целом, этот анализ предполагает, что этап коррекции смещения, независимо реализованный на T1-w и T2-w, потенциально может улучшить воспроизводимость гистограмм T1-w / T2-w.

    Рис. 6. Влияние коррекции смещения на изображения T1-w и T2-w . Процедура коррекции смещения в зависимости от модальности выполнялась как для T1-w, так и для T2-w. Чтобы проиллюстрировать относительные результаты, мы проанализировали гистограмму T1-w (A, C, E) и T2-w (B, D, F) трех репрезентативных субъектов из IXI 1.5 T (Субъект 002), IXI 3 T (Субъект 093) и KIRBY21 (Субъект 30) соответственно. В частности, мы сравнили гистограммы до (синяя линия) и после коррекции смещения (красная линия). До исправления изображение T1-w набора данных IXI 1.5 T (A) было менее смещенным, чем IXI 3 T (C) и KIRBY21 3 T (E) , со средней корреляцией r = 0,73. После коррекции смещения эта корреляция увеличилась до r = 0,89. Наоборот, на изображении T2-w наблюдались незначительные изменения, при этом средняя корреляция между гистограммами составляла r = 0.96 и r = 0,97 до и после коррекции смещения соответственно.

    Затем мы применили алгоритм линейной калибровки к изображениям T1-w и T2-w с коррекцией смещения (см. Рисунок 2) и снова вычислили изображения T1-w / T2-w для трех наборов данных. Примечательно, что калиброванные гистограммы изображений T1-w / T2-w (рисунок 7) демонстрируют сопоставимые шкалы интенсивности и сниженную межсубъектную изменчивость в каждом наборе данных. Количественный анализ, проведенный на вокселях белого вещества, показал, что значения изображения T1-w / T2-w были значительно более согласованными после калибровки.В частности, явное уменьшение межпредметной изменчивости для всех трех наборов данных подтвердило эффективность нашего подхода (таблица 3). После проверки того, что значения были нормально распределены (тест Лиллиэфорса, p <0,05), мы также выполнили однофакторный дисперсионный анализ, чтобы оценить соответствие средних значений T1-w / T2-w в трех наборах данных. Различия были значительными до [ F (2, 62) = 568,48, p <0,001], но не после калибровки [ F (2, 62) = 1.54, p = 0,2236], дополнительно предполагая, что процедура калибровки улучшила воспроизводимость значений T1-w / T2-w в наборах данных.

    Рис. 7. Гистограммы интенсивности на калиброванных T1-w / T2-w изображениях . Гистограммы средних значений T1-w / T2-w (со стандартным отклонением в цветном оттенке) представлены для наборов данных IXI 1.5 T (A) , IXI 3 T (B) и KIRBY21 3 T (C) . В соответствии с алгоритмом масштабирования калиброванные изображения T1-w / T2-w демонстрируют сопоставимые шкалы интенсивности с уменьшенной межсубъектной изменчивостью для каждого набора данных.Обратите внимание на нормализованную частоту на вертикальной шкале, полученную как отношение каждой гистограммы для конкретного объекта к общей площади под кривой.

    Таблица 3. Оценка надежности T1-w / T2-w .

    Чтобы оценить пространственное распределение значений T1-w / T2-w, мы также вычислили среднее изображение T1-w / T2-w для каждого из трех наборов данных. Мы установили общую шкалу цветовой карты, чтобы выделить потенциальные различия между интенсивностями на трех полученных изображениях. Даже в этом случае мы наблюдали очень согласованный пространственный паттерн среди наборов данных без каких-либо внешних особенностей (рис. 8).

    Рис. 8. Откалиброванные изображения T1-w / T2-w: сравнение различных наборов данных . Изображение уровня группы T1-w / T2-w для наборов данных IXI 1.5 T (A) , IXI 3 T (B) и KIRBY21 3 T (C) показано в сагиттальной, коронарной и аксиальной проекциях. разделы. Мы используем здесь общий диапазон интенсивности для наборов данных (значения T1-w / T2-w от 0,9 до 2,3).

    На последнем этапе проверки мы сравнили откалиброванные изображения T1-w / T2-w с другими изображениями, а именно изображениями FA, MTR и FLAIR, полученными от тех же субъектов (рис. 9).С помощью тестов t на одной выборке мы специально проверили воспроизводимость и чувствительность четырех модальностей изображения при обнаружении сигналов, связанных с миелином. Этот статистический анализ, проведенный для различных областей интереса, показал, что T1-w / T2-w имели высокую воспроизводимость (на что указывают большие t-баллы), которая в основном согласовывалась для всех выбранных структур белого вещества (рис. 10). Наибольшее значение t-score было измерено в ALIC, что согласуется с наибольшей концентрацией миелина, выявленной в других исследованиях (Whittall et al., 1997). Как и ожидалось, ROI серого вещества имели более низкие значения, чем структуры белого вещества, как с точки зрения средних значений (рисунок 11), так и с точки зрения t-баллов (рисунок 10). В целом, t-баллы, полученные для MTR, были хуже, чем у T1-w / T2-w, но эти две модальности показали хорошее сходство как с точки зрения структуры белого вещества, так и с точки зрения глубокого серого вещества. Кроме того, мы наблюдали высокие значения FA, в среднем сопоставимые со значениями T1-w / T2-w, но гораздо более неравномерными по областям мозга. В структурах с множественным пересечением волокон e.g., значения ACR, FA были ниже, чем у T1-w / T2-w и MTR. И наоборот, области с большей анизотропией, такие как колено и гребешок мозолистого тела, показали более высокие t-баллы, чем T1-w / T2-w. За исключением SCR, результаты FLAIR имели отрицательные t-баллы. Это согласуется со специфическим свойством изображения FLAIR, при котором более миелинизированные области имеют более темный контраст, чем менее миелинизированные. С другой стороны, изображения FLAIR характеризовались низкими абсолютными значениями t-score, что указывает на относительно низкую надежность и чувствительность для картирования миелина.Чтобы подтвердить наши результаты T1-w / T2-w для выбранных областей интереса, мы повторили тот же анализ, основанный на t-показателях на уровне одного вокселя. Полученная карта t-score (рисунок 12) показала, что шесть структур белого вещества, использованных в анализе ROI, но не серого вещества, имеют значительно большие значения T1-w / T2-w, чем в среднем в мозге. Мы также наблюдали дополнительные структуры, которые имели значительные значения t-score, среди заднего таламического излучения, нижнего продольного пучка, кортикоспинального тракта, среднего стебля мозжечка и красного ядра.

    Рис. 9. Односекционные изображения: сравнение модальностей изображения . Изображения T1-w / T2-w (A) , FA (B) , MTR (C) и FLAIR (D) для субъекта 30 из базы данных KIRBY показаны в осевом разрезе. Поскольку обычные МРТ-изображения имеют произвольную шкалу интенсивности, четыре режима масштабируются в соответствии с 1-м и 99-м процентилями. Обратите внимание, что более высокие значения интенсивности в T1-w / T2-w, FA и MTR характеризуют структуры с большей степенью миелинизации, тогда как перевернутая шкала интенсивности определяет технику FLAIR.

    Рис. 10. Межсубъектная воспроизводимость: анализ рентабельности инвестиций . Воспроизводимость изображений T1-w / T2-w между субъектами по сравнению с MTR, FA и FLAIR оценивалась по конкретным областям интереса. Анализ проводился на шести структурах белого вещества и трех глубоких подкорковых ядрах серого вещества с предположительно высоким и низким содержанием миелина соответственно.

    Рис. 11. Интенсивности T1-w / T2-w в областях интереса серого и белого вещества . Среднее и стандартное отклонение значений T1-w / T2-w показаны для девяти выбранных областей интереса, трех в сером веществе и шести в белом веществе.Как и ожидалось, значения T1-w / T2-w были ниже в сером и белом веществе. Области интереса помечены следующим образом: хвостатое ядро ​​(CAU), скорлупа (PUT), таламус (THA), верхняя лучевая корона (SCR), тракт, пересекающий мостик (PCT), передняя конечность внутренней капсулы (ALIC), селезенка мозолистого тела. (SCC), передняя лучистая корона (ACR) и колено мозолистого тела (GCC).

    Рис. 12. Межсубъектная воспроизводимость: анализ всего мозга . Воспроизводимость изображений T1-w / T2-w для разных субъектов оценивалась на воксельной основе.На картах показаны области со значительными t-баллами ( p <0,05 с поправкой на FDR) на коронарных, сагиттальных или аксиальных срезах стандартного шаблона MNI. Показаны следующие разделы, относящиеся к системе координат MNI: x = 3 (A) , x = 17 (B) , y = −20 (C) , y = −2 (D) , z = 5 (E) , z = −39 (F) . Выбранные структуры со значительным t-баллом обозначены стрелками: передняя лучистая коронка (ACR), лучшая коронка (SCR), лучшая корона (CR), внутренняя капсула передней конечности (ALIC), внутренняя капсула задней конечности (PLIC), внутренняя капсула (IC), внешняя капсула (EC), заднее таламическое излучение (PTR), колено мозолистого тела (GCC), звездочка мозолистого тела (SCC), нижний продольный пучок (ILF), кортикоспинальный тракт (CST), тракт пересечения моста ( ПКТ), средней ножки мозжечка (МСР) и красного ядра (РН).

    Обсуждение

    В этом исследовании мы оптимизировали методологию T1-w / T2-w для неинвазивного картирования миелина, чтобы выводы можно было сделать на уровне группы. Наша процедура ретроспективной калибровки дала согласованные диапазоны интенсивностей T1-w / T2-w в наборах данных, и это может позволить проводить потенциальные сравнения и метаанализ между различными исследованиями и отдельными людьми. Более того, наш статистический анализ показал, что T1-w / T2-w может быть более чувствительным инструментом для визуализации миелина, чем MTR, FA и FLAIR, и поэтому может иметь будущее клиническое применение.

    Методологические соображения по подходу T1-w / T2-w

    Подход T1-w / T2-w был первоначально предложен Глассером и Ван Эссеном (2011), которые показали, как контраст, связанный с содержанием миелина, может быть увеличен путем выполнения простого соотношения между изображениями T1-w и T2-w (Glasser и др., 2014). Важным недостатком этого подхода является то, что профиль чувствительности изображений T1-w и T2-w должен быть аналогичным для получения надежного изображения T1-w / T2-w. Согласно Belaroussi et al. (2006), это маловероятный сценарий, и это также подтверждается нашим анализом (см. Рисунок 6).Различное смещение изображения между изображениями T1-w и T2-w одного и того же объекта может в первую очередь зависеть от того факта, что последовательности импульсов, и в частности время повторения (TR) и количество эхо-сигналов, значительно влияют на пространственную однородность изображения. интенсивности (Belaroussi et al., 2006). Чтобы решить проблему разной чувствительности изображения в изображениях T1-w и T2-w, мы включили этап коррекции смещения в наш рабочий процесс анализа (рис. 2). Это существенно ослабляет медленно изменяющиеся и плавные пространственные изменения интенсивности сигнала, которые зависят от сканирующего оборудования, параметров изображения и самого объекта (Belaroussi et al., 2006; Vovk et al., 2007), что привело к более надежной калибровке интенсивности.

    С методологической точки зрения нормализация изображения, вероятно, является наиболее важным шагом в нашем рабочем процессе обработки для изображения T1-w / T2-w. Часто качественное сравнение различных изображений достигается с помощью внутреннего масштабирования значений интенсивности. Эта процедура, обычно известная как выравнивание гистограммы, заключается в изменении масштаба изображения только на основе распределения интенсивности всего мозга.В этом случае цветовую палитру можно использовать для визуальной оценки изображения (Glasser and Van Essen, 2011), но невозможно провести количественный анализ различных изображений. В общем, перспективный подход, позволяющий проводить количественный анализ данных, полученных с помощью одного МРТ-сканера, – это использование фантомной калибровки (Tofts, 1998). С другой стороны, для проведения количественных сравнений с несколькими сканерами, тем не менее, потребуется ретроспективный подход. Исходя из этих соображений, мы реализовали ретроспективную калибровку с использованием значений изображений вне мозга.Это включало определение эталонных значений интенсивности T1-w и T2-w в маске глаз и височных мышц для получения калибровочной кривой. Используя линейное масштабирование, мы стремились преобразовать шкалу яркости отдельного изображения в набор стандартизованных значений.

    Сравнение гистограмм изображений в трех наборах данных и между ними подтвердило эффективность нашей ретроспективной калибровки. Два набора данных IXI имели одинаковые параметры сканирования, но они были собраны с помощью МР-сканеров 1,5 и 3 Т соответственно (таблица 2).Это может быть причиной того, что их изображения T1-w / T2-w охватывают другой диапазон значений (рис. 5). Кроме того, набор данных KIRBY21 постоянно отклонялся от двух других, показывая измененный образец в основном в правом хвосте гистограммы, вероятно, из-за различных параметров последовательности импульсов (таблица 2). Фактически, вариации времени повторения (TR) и времени эхо-сигнала (TE) могут давать разные распределения гистограммы. Помимо этих различий между наборами данных, до калибровки также были очевидны большие различия в наборах данных.Эти различия могут быть связаны с инструментальными факторами, такими как температура и влажность, или взаимодействием с тканями субъекта. После калибровки гистограммы T1-w / T2-w имели сопоставимую шкалу интенсивности и аналогичное стандартное отклонение для наборов данных (рис. 7), что свидетельствует о значительном уменьшении различий в воспроизводимости внутри и между наборами данных. Кроме того, согласованность репрезентативных значений T1-w / T2-w для белого вещества у разных субъектов подтвердила этот вывод количественно (таблица 3).Наблюдаемая эффективность процедуры калибровки для стандартизации значений T1-w / T2-w у субъектов открыла путь к численному анализу, сфокусированному на надежности подхода T1-w / T2-w по отношению к другим методам визуализации, связанным с миелином ( Рисунок 10).

    Информация, связанная с миелином, в изображениях T1-w / T2-w

    Предыдущие исследования документально подтвердили, что миелин неравномерно распределяется между структурами белого и серого вещества (Paus et al., 2001; Barkovich, 2005). Таким образом, мы сгруппировали эти структуры в две группы, чтобы оценить специфичность техники T1-w / T2-w.Анализ, который мы провели для выбранных областей интереса, показал высокие показатели T1-w / T2-w в тех структурах белого вещества, где миелин наиболее распространен (Barkovich, 1988; Kizildag et al., 2005; Leppert et al., 2009; Welker and Patton , 2012). В основном в соответствии с нашими результатами T1-w / T2-w, в предыдущих исследованиях сообщалось о высокой степени миелинизации выступающих волокон, например внутренней капсулы, лучевой коронки и трактов комиссуральных волокон, включая колено и селезенку мозолистого тела ( Радемахер и др., 1999; Баркович, 2000; Steenweg et al., 2010; Деони и др., 2011). Более того, значение T1-w / T2-w в ALIC было самым высоким среди всех исследованных структур белого вещества, что согласуется с предыдущими сообщениями о пространственном распределении миелина в головном мозге (Whittall et al., 1997). Что касается структур серого вещества, таламус показал более высокие баллы T1-w / T2-w, чем скорлупа и хвостатое ядро, подтверждая результаты предыдущих исследований (Whittall et al., 1997; Madler et al., 2008).

    В целом, результаты нашего анализа ROI для T1-w / T2-w также соответствовали предыдущим исследованиям T2-многокомпонентной релаксации и MTR. Например, используя T2-многокомпонентную релаксацию, Vidarsson et al. (2005) обнаружили наибольшие значения MWF во внутренней капсуле, коленке и SCC. Заметно сниженное содержание миелина было также обнаружено в скорлупе (Vidarsson et al., 2005). Smith et al. (2006) сообщили о высоких значениях MTR в соответствии с плотно упакованными областями белого вещества, такими как мозолистые волокна и внутренняя капсула, по сравнению с менее плотно упакованными структурами.С другой стороны, они обнаружили более низкие, но не пренебрежимо малые значения в структурах серого вещества, таких как скорлупа и хвостатое ядро, в соответствии с нашими выводами (Smith et al., 2006). Поскольку MTR является одним из наиболее широко используемых методов для изучения миелинизации (Schmierer et al., 2004), соответствие, которое мы наблюдали в терминах t-баллов между T1-w / T2-w и MTR в нашем исследовании (Рисунок 10) может рассматриваться как косвенное свидетельство потенциальной эффективности T1-w / T2-w для количественного картирования миелина.

    Существенная разница в результатах анализа ROI была обнаружена между T1-w / T2-w и FLAIR, с общими более низкими значениями для последнего метода. Метод FLAIR ранее использовался для качественного анализа патологических процессов, связанных с миелинизацией (Ashikaga et al., 1999; Murakami et al., 1999), но, насколько нам известно, он не использовался в количественных исследованиях. В частности, наш сравнительный анализ показал, что изображения FLAIR имеют относительно низкие t-баллы как в структурах белого, так и серого вещества.Соответственно, оценка миелина не может считаться ключевым признаком этого метода.

    Другой важный результат нашего анализа ROI заключался в том, что значения T1-w / T2-w и FA в целом были высокими, но оценки T1-w / T2-w были значительно более однородными, чем FA по структурам белого вещества. Во-первых, это может быть истолковано как свидетельство того, что ФА является чувствительным методом обнаружения количественных различий между регионами. Тем не менее, более тщательное изучение t-баллов FA по областям интереса показывает, что вариабельность FA может быть частично связана с проблемой пересечения волокон (Madler et al., 2008; Wedeen et al., 2008), что конкретно влияет на показатели, полученные с помощью DTI. В соответствии с предыдущими исследованиями (Barkovich, 2005; Provenzale et al., 2007) действительно было обнаружено высокое содержание FA в структурах с высокоорганизованным размещением волокон, таких как мозолистое тело и внутренняя капсула, тогда как в области пересечения волокон с разной ориентацией, как, например, в значительной части ACR (см. рисунок 10) (Assaf and Pasternak, 2008; Wedeen et al., 2008). Это согласуется с предположением, что, хотя миелиновые листы вносят вклад в анизотропию, другие факторы, такие как аксональная мембрана, могут вносить существенный вклад в большие значения FA (Beaulieu, 2002; Huang et al., 2006).

    Возможные ограничения метода

    Наш анализ показал, что наш рабочий процесс T1-w / T2-w может быть потенциально полезен для картирования миелина в человеческом мозге. Тем не менее следует признать некоторые потенциальные ограничения нашего исследования. Первое ограничение заключается в том, что в этом исследовании использовалось только ограниченное количество наборов данных. Изображения, собранные с помощью очень разных импульсных последовательностей, могут давать противоречивые результаты с точки зрения контраста изображения. Соответственно, эффективность этого подхода к метаанализу должна быть оценена в будущих исследованиях путем изучения более широкого диапазона наборов данных.Во-вторых, наша процедура калибровки сильно зависит от точности калибровочных масок, которая, в свою очередь, зависит от эффективности пространственного искажения из пространства MNI в пространство объекта. Чтобы решить эту проблему, мы извлекли калибровочные значения, используя численные режимы распределения интенсивности маски. Это может смягчить проблему определения маски. Также стоит отметить, что наша калибровка T1-w / T2-w основана на предположении, что вариабельность ткани, выбранной с помощью масок, у разных субъектов незначительна по сравнению с потенциальными различиями, которые можно наблюдать в мозге разных субъектов.В связи с этим наш анализ здоровых субъектов дал в основном аналогичные гистограммы изображений T1-w / T2-w, тем самым предполагая, что такое предположение в целом может выполняться. Кроме того, мы использовали внешнюю калибровку с использованием масок для глаз и височных мышц вместо внутренней калибровки, поскольку последний тип масштабирования может скрыть количественные различия между здоровыми группами и группами с измененным миелином. Однако заболевания, вызывающие изменение уровня миелина, также могут влиять на точки внешней калибровки, например.g., истощение / изменение состава височных мышц. В этом случае различия между здоровыми и патологическими группами будут недооценены или переоценены с использованием подхода внешней калибровки. Другой аспект, который следует учитывать, заключается в том, что изображение T1-w / T2-w у больных людей может изменяться не только из-за демиелинизации, но также из-за отека, воспаления, накопления железа или атрофии. Это требует дальнейшего изучения с использованием информации из гистологических образцов. Наконец, мы не смогли сравнить технику T1-w / T2-w со всеми существующими методами MR для картирования миелина.В будущем необходимо провести исследования, например, для количественного сравнения модальностей T1-w / T2-w и mcDESPOT.

    Заключение

    В этом исследовании мы реализовали новый рабочий процесс анализа для стандартизации изображений T1-w / T2-w, что позволило использовать технику T1-w / T2-w для неинвазивного картирования миелина на групповом уровне. Наш статистический анализ выбранных областей интереса показал, что T1-w / T2-w может позволить извлекать надежную информацию о распределении миелина с потенциально большей чувствительностью, чем другие методы, такие как MTR, FA и FLAIR.Ожидается, что в будущем будет изучена потенциальная полезность техники T1-w / T2-w для исследований миелинизации в отношении развития и старения, а также для сравнительных исследований между здоровыми людьми и пациентами с неврологическими и психическими заболеваниями.

    Заявление о конфликте интересов

    Рецензент Нела Чичмил заявляет, что, несмотря на то, что она была связана с тем же учреждением, что и авторы Данте Мантини и Марко Ганцетти, процесс рецензирования проводился объективно и конфликта интересов не было.Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могли бы быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

    Благодарность

    Данте Мантини имеет стипендию сэра Генри Дейла, совместно финансируемую Wellcome Trust и Королевским обществом (101253 / Z / 13 / Z).

    Список литературы

    Эшбернер, Дж., И Фристон, К. (1997). Роль регистрации и пространственной нормализации в обнаружении активации функциональной визуализации. Clin. MRI Dev. MR 7, 26–28.

    Эшбернер, Дж., И Фристон, К. Дж. (1999). Нелинейная пространственная нормализация с использованием базисных функций. Хум. Brain Mapp . 7, 254–266.

    Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст

    Асикага Р., Араки Ю., Оно Ю., Нисимура Ю. и Исида О. (1999). Выявление нормального созревания мозга на МР-изображениях с инверсией-восстановлением, ослабленными жидкостью (FLAIR). AJNR Am. J. Neuroradiol . 20, 427–431.

    Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст

    Баркович, А.Дж. (1988). Техники и методы детской магнитно-резонансной томографии. Семин. УЗИ КТ MR 9, 186–191.

    Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст

    Баркович, А. Дж. (2000). Понятия миелина и миелинизации в нейрорадиологии. AJNR Am. J. Neuroradiol . 21, 1099–1109.

    Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст

    Basser, D. S., Matiello, J., and Le Bihan, L. (1994). Оценка эффективного тензора самодиффузии по спин-эхо ЯМР. J. Magn. Резон. B 103, 247–254.

    Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст

    Болье К., Фенрих Ф. Р. и Аллен П. С. (1998). Многокомпонентная поперечная релаксация протонов воды и Т2-дифференцированная диффузия воды в миелинизированном и немиелинизированном нерве. Magn. Резон. Изображение 16, 1201–1210.

    Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст

    Беларусси, Б., Миллес, Дж., Карме, С., Чжу, Ю. М., и Бенуа-Каттин, Х. (2006). Коррекция неравномерности интенсивности в МРТ: существующие методы и их валидация. Med. Изображение Анал . 10, 234–246. DOI: 10.1016 / j.media.2005.09.004

    Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

    Collignon, A., Maes, F., Delaere, D., Vandermeulen, D., Suetens, P., and Marchal, G. (1995). «Автоматическая регистрация мультимодальных изображений на основе теории информации», в Обработка информации в медицинской визуализации , ред. Я. Бизайс, К. Барилло и Р. Ди Паола (Дордрехт: Kluwer Academic Publishers), 263–274.

    Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст

    Крукс, Л.Э., Хилтон, Н. М., Ортендаль, Д. А., Посин, Дж. П., и Кауфман, Л. (1987). Значение времени релаксации и измерения плотности в клинической МРТ. Invest. Радиол . 22, 158–169.

    Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст

    Deoni, S.C., Mercure, E., Blasi, A., Gasston, D., Thomson, A., Johnson, M., et al. (2011). Картирование миелинизации головного мозга младенцев с помощью магнитно-резонансной томографии. J. Neurosci . 31, 784–791. DOI: 10.1523 / JNEUROSCI.2106-10.2011

    Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

    Деони, С.К., Ратт, Б. К., Арун, Т., Пьерпаоли, К., и Джонс, Д. К. (2008). Получение многокомпонентной информации T1 и T2 из данных изображения в установившемся режиме. Magn. Резон. Мед . 60, 1372–1387. DOI: 10.1002 / mrm.21704

    Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

    Гаро, П. Дж., Ратт, Б. К., Карлик, С. Дж., И Митчелл, Дж. Р. (2000). Перенос намагниченности и многокомпонентные измерения релаксации Т2 с гистопатологической корреляцией в экспериментальной модели МС. J. Magn. Резон. Imaging 11, 586–595. DOI: 10.1002 / 1522-2586 (200006) 11: 6 <586 :: AID-JMRI3> 3.0.CO; 2-V

    Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

    Дженовезе, К. Р., Лазар, Н. А., и Николс, Т. (2002). Установление пороговых значений статистических карт в функциональной нейровизуализации с использованием частоты ложных обнаружений. Нейроизображение 15, 870–878. DOI: 10.1006 / nimg.2001.1037

    CrossRef Полный текст

    Глассер, М. Ф., Гоял, М. С., Прейс, Т.М., Райхл, М. Э., и Ван Эссен, Д. К. (2014). Тенденции и свойства коры головного мозга человека: корреляция с содержанием коркового миелина. Нейроизображение 93 (Pt 2), 165–175. DOI: 10.1016 / j.neuroimage.2013.03.060

    Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

    Глассер, М. Ф., Сотиропулос, С. Н., Уилсон, Дж. А., Коулсон, Т. С., Фишл, Б., Андерссон, Дж. Л. и др. (2013). Минимальные конвейеры предварительной обработки для Human Connectome Project. Нейроизображение 80, 105–124.DOI: 10.1016 / j.neuroimage.2013.04.127

    Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

    Глассер, М. Ф., и Ван Эссен, Д. К. (2011). Картирование корковых областей человека in vivo на основе содержания миелина, выявленного с помощью T1- и T2-взвешенной МРТ. J. Neurosci . 31, 11597–11616. DOI: 10.1523 / JNEUROSCI.2180-11.2011

    Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

    Гроссман, Р. И., Гомори, Дж. М., Рамер, К. Н., Лекса, Ф.Дж. И Шналл М. Д. (1994). Передача намагниченности: теория и клинические приложения в нейрорадиологии. Рентгенограмма 14, 279–290.

    Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст

    Хорсфилд, М.А. (1999). Отображение полей, индуцированных вихревыми токами, для коррекции диффузно-взвешенных эхо-плоских изображений. Magn. Резон. Imaging 17, 1335–1345.

    Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст

    Хуан, Х., Чжан, Дж., Вакана, С., Чжан, В., Рен, Т., Ричардс, Л. Дж. И др. (2006). Развитие белого и серого вещества в мозге плода, новорожденного и ребенка. Нейроизображение 33, 27–38. DOI: 10.1016 / j.neuroimage.2006.06.009

    Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

    Кицлер, Х. Х., Су, Дж., Зейне, М., Харпер-Литтл, К., Люнг, А., Кременчуцкий, М., и др. (2012). Картирование недостаточного MWF при рассеянном склерозе с использованием трехмерной мультикомпонентной релаксационной МРТ всего мозга. Нейроизображение 59, 2670–2677.DOI: 10.1016 / j.neuroimage.2011.08.052

    Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

    Кизилдаг Б., Дусунджели Э., Фитоз С. и Эрден И. (2005). Роль классического спинового эхо и последовательностей FLAIR для оценки миелинизации при МРТ. Диагностика. Интерв. Радиол . 11, 130–136.

    Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст

    Кениг, С. Х. (1991). Холестерин миелина является определяющим фактором серо-белого контраста на МРТ головного мозга. Magn. Резон. Мед . 20, 285–291.

    Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст

    Колинд, С., Мэтьюз, Л., Йохансен-Берг, Х., Лейте, М. И., Уильямс, С. К., Деони, С. и др. (2012). Визуализация миелиновой воды отражает клиническую изменчивость рассеянного склероза. Нейроизображение 60, 263–270. DOI: 10.1016 / j.neuroimage.2011.11.070

    Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

    Ландман, Б.А., Хуанг, А.Дж., Гиффорд, А., Викрам, Д.С., Лим, И. А., Фаррелл, Дж. А. и др. (2011). Воспроизводимость многопараметрической нейровизуализации: исследование ресурсов 3-T. Нейроизображение 54, 2854–2866. DOI: 10.1016 / j.neuroimage.2010.11.047

    Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

    Лаул, К., Леунг, Э., Лис, Д. К., Трабулзее, А. Л., Пати, Д. В., Маккей, А. Л. и др. (2006). Визуализация миелиновой воды при рассеянном склерозе: количественные корреляции с гистопатологией. Мульт. Scler . 12, 747–753.DOI: 10.1177 / 1352458506070928

    Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

    Лаул, К., Вавасур, И. М., Колинд, С. Х., Ли, Д. К., Трабулзее, Т. Л., Мур, Г. Р. и др. (2007). Магнитно-резонансная томография миелина. Нейротерапия 4, 460–484. DOI: 10.1016 / j.nurt.2007.05.004

    CrossRef Полный текст

    Лиманс, А., Джонс, Д. К. (2009). B-матрица должна быть повернута при коррекции движения объекта в данных DTI. Magn.Резон. Мед . 61, 1336–1349. DOI: 10.1002 / mrm.21890

    CrossRef Полный текст

    Лепперт, И. Р., Алмли, К. Р., МакКинстри, Р. К., Малкерн, Р. В., Пьерпаоли, К., Ривкин, М. Дж. И др. (2009). Т (2) релаксометрия нормального развития мозга у детей. J. Magn. Резон. Imaging 29, 258–267. DOI: 10.1002 / jmri.21646

    Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

    MacKay, A., Whittall, K., Adler, J., Li, D., Paty, D., and Graeb, D.(1994). In vivo визуализация миелиновой воды в головном мозге с помощью магнитного резонанса. Magn. Резон. Мед . 31, 673–677.

    Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст

    Madler, B., Drabycz, S.A., Kolind, S.H., Whittall, K.P., and MacKay, A.L. (2008). Является ли диффузионная анизотропия точным показателем миелинизации? Корреляция многокомпонентной Т2 релаксации и анизотропии тензора диффузии в мозге человека. Magn. Резон. Imaging 26, 874–888. DOI: 10.1016 / j.мр.2008.01.047

    Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

    Миллер Д. Х., Гроссман Р. И., Рейнгольд С. К. и МакФарланд Х. Ф. (1998). Роль методов магнитного резонанса в понимании и лечении рассеянного склероза. Мозг 121 (Pt 1), 3–24.

    Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст

    Miot-Noirault, E., Barantin, L., Akoka, S., and Le Pape, A. (1997). Время релаксации Т2 как маркер миелинизации головного мозга: экспериментальное МРТ-исследование на двух моделях новорожденных животных. J. Neurosci. Методы 72, 5–14.

    Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст

    Мураками Дж. У., Вайнбергер Э. и Шоу Д. У. (1999). Нормальная миелинизация головного мозга у детей, полученная с помощью МР-томографии с инверсией-восстановлением с ослаблением жидкости (FLAIR). AJNR Am. J. Neuroradiol . 20, 1406–1411.

    Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст

    О, Дж., Хан, Э. Т., Пеллетье, Д., и Нельсон, С. Дж. (2006). Измерение времени многокомпонентной T2 релаксации in vivo для ткани головного мозга с использованием многосрезового препарата T2 на 1.5 и 3 Т. Магн. Резон. Изображение 24, 33–43. DOI: 10.1016 / j.mri.2005.10.016

    Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

    Паус, Т., Коллинз, Д. Л., Эванс, А. К., Леонард, Г., Пайк, Б., и Зийденбос, А. (2001). Созревание белого вещества в мозге человека: обзор исследований магнитного резонанса. Brain Res. Бык . 54, 255–266. DOI: 10.1016 / S0361-9230 (00) 00434-2

    Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

    Пьерпаоли, К.и Бассер П. Дж. (1996). К количественной оценке диффузионной анизотропии. Magn. Резон. Мед . 36, 893–906.

    Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст

    Провенцале, Дж. М., Лян, Л., Делонг, Д., и Уайт, Л. Е. (2007). Оценка созревания белого вещества головного мозга с помощью тензорной диффузии в течение первого постнатального года. AJR Am. Ж. Рентгенол . 189, 476–486. DOI: 10.2214 / AJR.07.2132

    Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

    Радемахер, Дж., Энгельбрехт В., Бургель У., Фройнд Х. и Зиллес К. (1999). Измерение in vivo миелинизации волокон человеческого белого вещества с переносом намагниченности MR. Нейроизображение 9, 393–406.

    Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст

    Шмирер К., Скаравилли Ф., Альтманн Д. Р., Баркер Г. Дж. И Миллер Д. Х. (2004). Коэффициент передачи намагниченности и миелин при посмертном рассеянном склерозе мозга. Ann. Neurol . 56, 407–415. DOI: 10.1002 / ana.20202

    Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

    Смит, С. А., Фаррелл, Дж. А., Джонс, К. К., Райх, Д. С., Калабрези, П. А., и ван Зейл, П. К. (2006). Визуализация с импульсной передачей намагниченности с передачей через катушку тела при 3 Тесла: возможность и применение. Magn. Резон. Мед . 56, 866–875. DOI: 10.1002 / mrm.21035

    Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

    Штаудт, М., Шропп, К., Штаудт, Ф., Облеттер, Н., Bise, K., Breit, A., et al. (1994). МРТ-оценка миелинизации: стандартизация по возрасту. Pediatr. Радиол . 24, 122–127.

    Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст

    Steenweg, M. E., Vanderver, A., Blaser, S., Bizzi, A., de Koning, T. J., Mancini, G. M., et al. (2010). Распознавание образов магнитно-резонансной томографии при гипомиелинизирующих расстройствах. Мозг 133, 2971–2982. DOI: 10,1093 / мозг / awq257

    Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

    Тофтс, П.С. (1998). Стандартизация и оптимизация методов магнитного резонанса для многоцентровых исследований. J. Neurol. Нейрохирургия. Психиатр . 64 (Приложение 1), S37 – S43.

    Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст

    Tofts, P. S., and du Boulay, E. P. (1990). К количественному измерению времени релаксации и других параметров мозга. Нейрорадиология 32, 407–415.

    Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст

    ван Бухем, М.А., Стинс, С.C., Vrooman, H.A., Zwinderman, A.H., McGowan, J.C., Rassek, M., et al. (2001). Глобальная оценка миелинизации в развивающемся головном мозге на основе визуализации с переносом намагниченности: предварительное исследование. AJNR Am. J. Neuroradiol . 22, 762–766.

    Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст

    Видарссон, Л., Конолли, С. М., Лим, К. О., Голд, Г. Э., и Поли, Дж. М. (2005). Оптимизация времени эхо для получения изображений миелина с линейной комбинацией. Magn. Резон. Мед . 53, 398–407.DOI: 10.1002 / mrm.20360

    Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

    Wedeen, V.J., Wang, R.P., Schmahmann, J.D., Benner, T., Tseng, W.Y., Dai, G., et al. (2008). Магнитно-резонансная томография (DSI) диффузного спектра пересекающихся волокон. Нейроизображение 41, 1267–1277. DOI: 10.1016 / j.neuroimage.2008.03.036

    Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

    Вейскопф, Н., Лутти, А., Хелмс, Г., Новак, М., Эшбернер, Дж., И Хаттон, К. (2011). Коррекция на основе унифицированной сегментации карт мозга R1 для неоднородностей поля передачи РЧ (UNICORT). Нейроизображение 54, 2116–2124. DOI: 10.1016 / j.neuroimage.2010.10.023

    Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

    Whittall, K. P., MacKay, A. L., Graeb, D. A., Nugent, R.A., Li, D. K., and Paty, D. W. (1997). In vivo измерение распределения Т2 и содержания воды в нормальном мозге человека. Magn.Резон. Мед . 37, 34–43.

    Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст

    Двойной механизм действия терапии ингибиторами Т2 при вирусно-индуцированных обострениях астмы: доказательства полезной контррегуляции

    Резюме

    Биологические агенты, такие как омализумаб и моноклональные антитела (mAb), которые подавляют иммунитет 2 типа (T2), значительно уменьшают обострения , которые возникают в основном из-за вирусных инфекций, при добавлении к ингаляционным кортикостероидам пациентам с тяжелой астмой.Однако механизмы терапевтического эффекта ингибиторов Т2 в снижении вирусно-индуцированных обострений еще предстоит полностью выяснить. Доклинические и клинические данные подтверждают существование тесной контррегуляции высокоаффинных рецепторов IgE и путей интерферона (IFN), а также потенциального двойного механизма действия и терапевтического преимущества омализумаба и других ингибиторов T2, которые ингибируют активность IgE. которые могут способствовать профилактике и лечению обострений астмы, вызванной вирусами.Подобные данные относительно некоторых новых методов лечения ингибиторами Т2, включая mAb и низкомолекулярные ингибиторы, предполагают, что такой двойной механизм действия с усилением продукции IFN, действующий через не-IgE-пути, также может существовать. Конкретные механизмы этого двойного эффекта могут быть связаны с тесной контррегуляцией между иммунными путями T2 и T1, и обсуждаются потенциальные ключевые лежащие в основе механизмы. Дальнейшие фундаментальные исследования и лучшее понимание этих основных контррегуляторных механизмов могут предоставить новые терапевтические цели для профилактики и лечения обострений астмы, вызванной вирусами, а также астмы, вызванной T2 и не T2.В будущих клинических исследованиях следует изучить влияние ингибиторов T2 на ответы IFN и другие иммунные пути T1, в дополнение к любому влиянию на частоту и тяжесть вирусных и других инфекций и связанных с ними обострений у пациентов с астмой в приоритетном порядке.

    Abstract

    Ингибиторы пути Т2, включая моноклональные антитела, значительно уменьшают обострения астмы, большинство из которых вызваны вирусом, и могут действовать посредством двойного механизма действия или контррегуляции, с целевым снижением воспаления дыхательных путей и усилением IFN производство http: // ow.ly / N3zd30onQV9

    Сноски

    • Вклад авторов: Дж. Эфтимиу придумал идею рецензии и подготовил первый вариант рукописи, а К. Полл и П. Дж. Барнс рассмотрели и отредактировали первый черновой вариант. Дж. Эфтимиу, К. Полл и П. Дж. Барнс рассмотрели и отредактировали все последующие проекты, включая проект представления, одобренный всеми авторами. Все три автора рассмотрели литературный поиск, содержание, анализ и интерпретацию включенных статей и данных.Рисунок был создан Дж. Эфтимиу, затем рассмотрен и одобрен всеми авторами. Для написания этого обзора не были наняты медицинские писатели.

    • Конфликт интересов: Дж. Эфтимиу нечего раскрывать.

    • Конфликт интересов: C. Poll нечего раскрывать.

    • Конфликт интересов: П.Дж. Барнс сообщает о личных гонорарах за работу консультативного совета от AstraZeneca, грантах и ​​личных гонорарах за работу консультативного совета от Boehringer Ingelheim, а также о личных гонорарах за лекции от Novartis и Chiesi во время проведения обзора, но не имеет прямого отношения к объему обзора.

    • Поступила 17 декабря 2018 г.
    • Принята 29 марта 2019 г.

    Настольная лампа Glo Ball T1-T2 от Flos Lighting

    Glo-Ball T Современная настольная лампа Glo Ball
    Настольная лампа Flos Glo-Ball модель T1 | Т2

    Дизайнер: Джаспер Моррисон
    Производитель: Flos Lighting

    Flos Glo Ball Modern Настольная лампа белое стекло FU419109. Настольная лампа Glo Ball T доступна в маленьком (T1) или большом (T2) варианте. Настольные лампы Flos Glo Ball были разработаны Джаспером Моррисоном.Изящная круглая сфера из выдувного вручную стекла из муранского стекла и простое основание – прекрасное свидетельство итальянского мастерства настольной лампы Glo Ball. Гладкий серебряный стержень и основание мягко отражают свет, исходящий от абажура из дутого опалового стекла. Стеклянный плафон искусно обработан вручную, чтобы добиться красивого внешнего вида. Настольный светильник Glo Ball от Джаспера Моррисона – это удивительно элегантный светильник для настольной лампы, который украсит полку, журнальный столик или при использовании в качестве светильников для прикроватной тумбочки. Лампа имеет диммер 0–100%, расположенный на шнуре электропитания.Стол Glo Ball доступен в двух размерах и с галогенным источником света.
    Flos Glo Ball T обеспечивает рассеянное освещение. Абажур состоит из обработанного кислотным травлением, выдувного вручную белого опалового стекла и анодированной накидной гайки из литого под давлением алюминия с резьбой. Основа из литого под давлением полиамида, армированного 30% стекловолокном, для дополнительной прочности. Опора диффузора из литого под давлением алюминия, окрашенного в серый цвет. Переключатель расположен на шнуре с диммером 0-100%.

    Размеры:
    T1: 23.Оттенок 62 “В x 12,99” – основание 9,44 дюйма
    T2: Оттенок 31,10 “В x 17,71” – основание 12,99 “

    Лампочка:
    T1: 1 x 100 Вт T8 E26 Основание, матовое галогенное покрытие
    T2: 1 x 150 Вт T-10, галогенная лампа среднего размера с матовым покрытием

    , входит в комплект каждой покупки Stardust.
    Не нужно тратить драгоценное время на поиски подходящей лампы.
    Stardust всегда включает в себя необходимую лампочку Flos.

    Материал: стекло, сталь
    Лампы в комплекте: Да
    Сертификация: внесен в список UL

    В наличии.
    Обычно отправляется в течение 1-2 рабочих дней.

    Бесплатная доставка, страховка, трекинговый номер!
    110% гарантия соответствия низкой цены на Flos *!
    Нет дополнительного налога с продаж на Flos *!
    Дружелюбное обслуживание клиентов!

    .

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *